КОМУ ПОМЕШАЛ РЫНОК?

Об этом нас неоднократно спрашивали жители микрорайона имени Сергея Лазо.

S.O.S.

Первый звонок раздался в пятницу утром — 14 января. Мужчина, от волнения забывший представиться, сообщил: «Рынок на цемзаводе начали ломать!» Затем последовали другие сигналы, и во всех фигурировал вопрос: за что?

К понедельнику рынок, правда, еще функционировал. Только с одного прилавка уже крышу сняли… Мой приезд раззадорил местное население, буквально вставшее в очередь для гневной отповеди проискам неизвестных врагов.

— Из магазина только все время не будешь кушать, — разъясняла мне Александра Александровна Хазиахметова, — в магазин привезут, там полмесяца лежит, месяц лежит. Сюда привезут, вынесут — придем, купим… Что случилось? Почему так сделали? Мы в основном в этом районе — пенсионеры, все больные, все старые. Куда пойдем теперь за покупками?

— Старому человеку неудобно поднимать ноги в автобус, — говорила Любовь Васильевна Беценко, — а здесь все было под руками, было все очень удобно. Да и зелень продать можно было, какую вырастили наши пенсионеры.

Недовольные граждане, как я быстро выяснил, делились на две категории: покупатели и продавцы. И это был тот редкий случай, когда выступали они единым фронтом.

— Вкалываешь, вкалываеишь, а сбыта продукции нету, — вздыхал Анатолий Константинович Довбыш, пенсионер, торгующий здесь картофелем. — Кому мы помешали, я не знаю. Ведь мы платили за торговлю, приезжал контролер с городского рынка. Вроде, все нормально было…

— Людей много не работает, нет работы, — вторила ему 73-летняя Людмила Ивановна Васильева. — Люди вырастили что-то, принесли, продали — и купили хлеба. А сейчас вот что делать?

ОТКУДА РАСТЕТ «МОХНАТАЯ ЛАПА»?

Индивидуальные предприниматели, работающие на этом рынке, тоже, естественно, выражали крайнее неодобрение (и это еще мягко сказано).

— Сделали мы договоры, заплатили аренду за январь, набрали товару, чтобы ассортимент был большой, а тут, без всякого предупреждения, крышу с прилавка сорвали! — возмущалась Надежда Симонцева. — Собак зимой не выгоняют, ждут весны, а тут людей выгоняют! Нам бы хотя бы цивилизовано объяснили, что к чему: мол, выметайтесь, не закупайте товар…

— Я здесь вообще с 89-го года торгую, и отбивали мы это место сколько раз! — поддерживала коллегу Инна Лещенко. — Я спрашиваю: что вам не нравится? Давайте мы «застеклимся»! Почему вам не нравится? Объясните! Не объясняют никаких причин…

Мнения граждан, собравшихся вокруг меня, разделились. Одни считали, что данный участок земли понадобился «какому-то крутому» для установки своих торговых точек. Другие полагали, что закрытие рынка — это козни хозяев местных магазинов, недовольных конкуренцией… Впрочем, надо отдать должное гражданам — никто из них не усмотрел в закрытии рынка происков сионистов, как это случалось еще лет двадцать назад.

ЗАКОН ЕСТЬ ЗАКОН

Людмила Врадий, заместитель главы городской администрации по экономическим вопросам, согласилась встретиться со мной легко: я озвучил по телефону свой вопрос, и через полчаса мне перезвонили, назначив время встречи.

— Начнем с того, что вступил в силу закон о торговле, принятый в 2009 году, — пояснила Людмила Владимировна. — Когда создавался этот «мини-рынок», как его называют в народе, речь шла о торговле с лотков сельскохозяйственной продукцией. А сейчас такой формы — торговли с лотков — просто не существует. И администрация все приводит в соответствие с законодательством. Ведь, по большому счету, создавался ранок для того, чтобы бабушки продавали продукцию, выращенную своими руками. А сейчас там и продукты, и печенье, и конфеты…

По ее словам, работа рынка вызывала серьезные нарекания и со стороны правоохранительных органов. И дело даже не в том, что на этой территории по вечерам собирались пьяные компании.

— Вы сами видели, какая там опасная аварийная ситуация! — продолжала заместитель главы. — Ведь рынок расположен прямо возле дороги. Я уже не говорю про эстетику и санитарию…

Кстати, о санитарии мне говорили и некоторые жители микрорайона. Например, Валентина Александровна Санина:

— Рынок — это было очень здорово! Но единственное, к чему у меня всегда была претензия, так это то, что он у нас на дороге проезжей. Зимой ладно, пыли меньше. А летом? Ведь вся ягода, все огурцы, помидоры стояли прямо на дороге! Нам нужен рынок, только не на дороге.

Как сообщила Людмила Врадий, речь о полной ликвидации рынка просто не идет:

— Мы не закрываем рынок! Сейчас администрацией рассматривается вопрос о предоставлении земли для торговли сельскохозяйственной продукцией. То есть, рынок будет, но в другом месте.

Евгений Якимов.