ТАБЛЕТКИ ОТ ДЕТЕЙ И ДЛЯ ДЕТЕЙ


*Где правда, а где ложь?

*И как сохранить гражданскую ответственность врача в рамках официальной врачебной этики?

Всем доброго здоровья в новом 2011 году. Спасибо, что вы с нами, и мы можем продолжить разговор о том, что значит быть матерью, и как ориентироваться в бесконечном потоке информации на эту тему. В предыдущих выпусках страницы мы поднимали проблемы абортов, размышляли об отсутствии правильного полового воспитания наших детей, делились своим мнением о сложившейся системе в здравоохранении. Сегодня мы представляем две точки зрения на одну и ту же тему: гражданская ответственность врача и гормональная контрацепция.

Снимок 01.25.11. Маргарита ХЕ, врач-акушер-гинеколог высшей категории Спасской женской консультации, специализирующийся на подростковой гинекологии. Ее потенциальные пациентки — это 4,5 тысячи девочек и девушек от 0 до 18 лет. В компетенции детской службы, подчеркивает доктор, репродуктивное здоровье подрастающих мам, которое не в последнюю очередь зависит от грамотного сексуального просвящения и правильно подобранной контрацепции. Как показывают медосмотры, среди 17-летних девушек-школьниц лишь половина — девственницы, а значит, проблемы взрослых женщин их уже коснулись.

.ВРАЧ ОБЯЗАН ЛЕЧИТЬ, А НЕ ВОСПИТЫВАТЬ

— Маргарита Викторовна, врач-гинеколог как никто другой знает, насколько опасен для женского здоровья аборт, и тем не менее он собственноручно такие операции выполняет и довольно часто. Неужели нельзя отказаться? Тем более что закон, если мне не изменяет память, позволяет это делать по морально-этическим убеждениям доктора.

— Не могу сказать за всю российскую медицину, но в условиях нашего здравоохранения я такой возможности не имею. Если на день моего дежурства намечена такая операция, я должна ее сделать, это входит в мои прямые обязанности. На аборт, как и на любую другую медицинскую услугу, пациентка тоже имеет законное право.

— Ваши пациентки зачастую несовершеннолетние дети, которые еще не способны осознавать ответственность за свое здоровье и дальнейшую судьбу. Неужели доктор не может удержать их от роковой ошибки?

— Согласно тому же закону, меня, как врача, должно интересовать только репродуктивное здоровье пациентки, а не нравственное, то есть качество менструального цикла, ее анатомическая зрелость. Остальные вопросы нас абсолютно не касаются, мы в любом случае должны оказывать медицинскую помощь, за исключением тех случаев, когда на момент врачебного вмешательства девушке не исполнилось 15 лет. До этого возраста девушка должна приходить на прием к гинекологу в сопровождении взрослых: мамы, родственницы, опекунши и так далее. Кроме того, обо всех случаях беременности, сексуального насилия или венерического заболевания у девушки до 16 лет мы также в трехдневный срок сообщаем в прокуратуру. Но начиная с 15 лет, решения девушка принимает самостоятельно, в том числе и такие, как аборт или сохранение беременности.

— Официально совершеннолетие в нашей стране наступает с 18 лет, почему же в гинекологии — с 15? Не каждой зрелой женщине под силу принять правильное решение относительно того, рожать или убивать, а тут ребенок…

— Вопрос, конечно, правильный, но я говорю о том, что мы обязаны работать в соответствии с конституцией и соответствовать современным юридическим нормам. Поэтому, если к нам обратилась 15-летняя девушка, которая не хочет чтобы о ее ситуации кто-то знал, то естественно всё останется в тайне, и я не имею права отказать ей в приеме без родителей. Другое дело, что я могу лишь попытаться с ней побеседовать. Если речь пойдет об аборте, предложу посоветоваться с мамой или поставить хотя бы ее в известность, потому что реакция родителей может быть разной. Кого-то новость приведет в шоковое состояние, а кто-то оценит ситуацию по-житейски правильно. К счастью, у нас уже были такие случаи, когда мамы несовершеннолетних дочерей соглашаются, чтобы девочка донашивала беременность. И это правильно, потому что сама девочка в 15 лет психологически к такой ответственности не готова, она еще ребенок, которому надо играть в куклы, а не воспитывать детей. И мы такое отношение родителей только приветствуем. Но ведь сколько случаев, когда мамы вообще не интересуются проблемами дочерей, демонстрируя не то чтобы равнодушие, а вот такую жесткую позицию, дескать, сама вляпалась, сама и выбирайся. Чаще всего в такие трудные ситуации попадают дети из неполных семей. Родители разошлись, мама сама тянет двоих-троих детей, достаток небольшой, и дети в такой ситуации самостоятельно ищут пути решения бытовой проблемы. Материальную ущемленность и недостаток родительского внимания девочка компенсирует за счет взаимоотношений с молодым человеком, который в период конфетно-букетного периода худо-бедно, но ухаживает за ней. Таким образом девочки пытаются создать собственную семью, но не всегда получают желаемое. Я много лет работаю в гинекологии и вижу эти судьбы девочек. Даже если мальчики на первых порах говорят: «Ну ладно, рожай», это еще не повод радоваться. Проходит время и я встречаю этих же девочек на улице, но уже в качестве одиноких мам. Семья, построенная только на одних обещаниях, рано или поздно рухнет. Но это уже социальные проблемы, которые в компетенцию врача не входят…

— Самое раннее начало половой жизни в вашей врачебной практике?

— По нашему городу это 14 лет. Хотя на краевых семинарах нам называли и более ранние. Средний же возраст потери девственности — это 15 — 17 лет. И хоть я не сторонница столь поспешного взросления, как врач я должна сказать, что физически девушка уже готова к материнству. А вот психологически и социально ей еще надо основательно подрасти. Вот такое несоответствие.

Часты ли аборты среди подростков?

— За последние три года число прерванных беременностей у несовершеннолетних не растет и остается стабильным. Это 4 аборта в год. В прошлом году в их числе были девочки до 15 лет. На уровне края это неплохие показатели. И в этом есть доля моего участия. Сегодня медицина ведет большую санитарно-просветительскую работу. Особенно среди девочек, которым необходимо консультирование по безопасному сексу. Лекции проводятся перед медосмотрами школьниц, а также в самих школах. И это для них актуально. Среди 17-летних девушек половина уже имеют опыт сексуальных отношений. Хотя хочу отметить один положительный момент: за последние несколько лет я заметила по собеседованию, что у наших девочек появилось иное отношение к жизни. Сегодня они нацелены на учебу, карьеру, с ними приятно работать, и они очень вдумчиво относятся к предложенной им информации, в том числе и по контрацепции.

— Развивая тему контрацепции, не могу не задать вопрос: вы тоже считаете гормональные противозачаточные таблетки абсолютно безопасными? Бытует мнение, что навязывая гормональную контрацепцию своим пациентам, доктора не рекомендуют ее своим дочерям…

— Лично у меня дочь пила современные гормональные таблетки. Сейчас племянница вышла замуж, но пока не планирует беременность и тоже перешла на гормональные контрацептивы. Дети моих подруг тоже пользуются гормональными средствами предохранения от беременности. И прекращая их принимать, женщины благополучно рожают детей. Я не говорю про препараты 80-х годов. Я говорю о новом поколении средств, которые относительно безопасны и дают ожидаемый эффект почти 100 процентной защиты уже на второй месяц после начала приема. И в этом плане абсолютно убеждена и даже удивлена, что некоторые врачи женщины идут на аборт, имея такие способы предохранения. Ведь кроме гормональных таблеток есть еще множество других средств и способов избежать нежелательной беременности…

(Продолжение интервью в следующих выпусках страницы)

МИФЫ О ГОРМОНАЛЬНОЙ КОНТРАЦЕПЦИИ

Снимок 10.08.10. Борьба с алкоголем. №0131. Подпись. Светлана Матвеева, врач неонатолог, член Владивостокской городской общественной организации «Общество Православных Врачей», член регионального отделения всероссийской общественной организации «За жизнь и в защиту семейных ценностей» убеждена: «Святая обязанность каждого врача говорить пациенту правду о тех лекарствах, которые он назначает, и никакая сложившаяся система не может заставить врача идти против совести».

— Светлана Юрьевна, вам как представителю большой общественной организации православных врачей наверное проще иметь свое собственное мнение. Но как соблюсти баланс между собственной совестью и требованиями сложившейся системы докторам, служащим официальной медицине, где на первом месте показатели, а не пациенты с их судьбами? Терять рабочее место никому не хочется…

— Да не так уж и сложно. Я училась в том же медицинском институте, и в общем-то официального попечения о душе, уроков милосердия и христианской нравственности у нас не было. Всё это мы видели и впитывали лишь от отдельных врачей и медсестер, которые в соответствии с клятвой Гиппократа выполняли свою работу и заражали нас своим примером. Хотя до революции в медицинских университетах в обязательном порядке существовали богословские факультеты. И только проработав в медицине много лет и увидев огромные проблемы, которые существуют в современном здравоохранении, я поступила на факультет теологии и религиоведения ДВГУ. И это помогло мне увидеть медицину и роль врача в совершенно ином ракурсе. И я думаю, что гинекология у нас может быть совершенно другой, с человеческим лицом что ли… Ведь смогли же в США провести четкую грань между жизнью и смертью. Там в лечебных учреждениях аборты не проводятся. Для этого существуют отдельно стоящие, причем на очень приличном расстоянии, абортарии. И аборты делают не врачи, а аборт-махеры. В сознании же российского человека всё вперемежку. У нас в одном отделении лежат женщины, которые настроены на рождение ребенка, и женщины, готовые на его убийство. Это недопустимо. И один человек не может одновременно убивать и врачевать. Это ведет к раздвоению сознания, к шизофрении. Поэтому у нас уже немало докторов, которые отказываются от производства абортов. И я могу заверить на множестве примеров, что такие доктора не подвергаются гонениям со стороны начальства. Напротив, такие принципиальные врачи-гинекологи сегодня востребованы. У меня довольно часто спрашивают координаты врача, который не будет склонять многодетную женщину к аборту, и у которого можно было бы наблюдаться во время очередной беременности

Сегодня гинекологи чаще говорят о том, как защищаться от детей, чем о том, как выносить и родить здорового малыша. Крен в эту сторону настолько очевиден, что проводимые ежегодно акции «Подари ему жизнь» зачастую плавно переходят в рекламную акцию контрацептивов. Так мы, якобы, выбираем из двух зол меньшее, позволяем женщинам избежать абортов и их последствий для здоровья. Но разве гормональные противозачаточные таблетки не опасны для здоровья?

— Православные врачи, руководствуясь своим христианским и врачебным долгом, считают себя обязанными предупреждать население страны о том, что гормональные противозачаточные таблетки обладают отрицательным воздействием на здоровье, приводят к многообразным осложнениям и могут послужить причиной тяжелых неизлечимых заболеваний. Лечение гормонами в обычной врачебной практике считается «терапией отчаяния» и применяется по жизненным показаниям, а здесь пичкают совершенно здоровых женщин. При приеме этих средств существует также риск возникновения тяжелых осложнений у будущих детей. Реклама гормональных противозачаточных средств имеет в своей основе, прежде всего, наживу, а не медицинский характер, и ставит своей целью получение прибыли от их продажи. Заявления о безвредности гормональных контрацептивов не соответствуют действительности. Эти мифы давно развенчаны. Их десять. Информация на эту тему есть в интернете. Выпущены также специальные буклеты. Но я с удовольствием ее процитирую.

И так, миф первый: гормональная контрацепция (ГК) не вредна. Любая гормональная контрацепция имеет побочные действия. О таких препаратах в рекламе говорят и упоминают только их плюсы. Между тем при их использовании возникают многочисленные осложнения у здоровых женщин. Очень важно понять, что контрацептив – это не лекарства, а средства, которые грубо нарушают естественные физиологические процессы в организме женщины. Они не имеют отношения к медицине, приносящей исцеление от недугов или облегчающей страдания.

Миф второй: в гормональных контрацептивах используются «малые дозы». Доза – это масса биологически активного вещества, которого достаточно, чтобы произвести в организме тот или иной эффект. Масса же измеряется в граммах, а не в терминах «мало» или «много». Фармакология — точная наука, которая использует общепринятые единицы. Поэтому термин «малая доза» применительно к гормональной контрацепции является нечистоплотным рекламным приемом производителей этого продукта. А так как прием препарата должен быть ежедневным и рассчитан на многие месяцы или годы, то это приведет к искусственному бесплодию и многочисленным осложнениям.

Продолжение интервью читайте в следующем выпуске страницы.