Анатолий Кириллов — не ремесленник, а художник

 

В 1988 году он приобрел у знакомого московского художника пакет документов с технологией изготовления архитектурных элементов. Заплатил 9 тысяч рублей. Тогда на эти деньги можно было купить новенькие «Жигули».

Сейчас он живет в бывшем общежитии по улице Красногвардейской, 69/2. Здесь, в общей «прихожке», Анатолий Кириллов поставил колонны и полуколонны, задрапировал стену тканью, укрепил стенную нишу. В общем, создал некий архитектурный уголок, где человек, не чуждый прекрасному, сможет зарядиться положительной энергией.

— Я вот эту полуколонну хотел в пятнадцатую школу подарить, — говорит Анатолий. — Но мне сказали: вы что, надо и с МЧС согласовать, и с санэпидемстанцией… Почему в эту школу? Там учился я и два моих брата, там учились трое моих сыновей. В общем, хотелось сделать такой подарок, чтобы школьники знали, что здесь учился человек, который делает руками такие вещи. То есть, эта колонна как бы говорила: эй, ребята, смотрите — жить-то можно! Только надо найти себя…

Сам Анатолий нашел себя давно — в восьмидесятых годах он был кооператором и занимался, как он сам говорит, «оформлением соцкультбыта». Было это в Хасанском районе, куда приезжали художники со всего Союза.

— Тогда колхозы и совхозы в районе были миллионерами, — вспоминает он, — и художники приезжали зарабатывать деньги. Был среди них и Анатолий Воронин, он из Москвы приехал. Он мне и предложил эту технологию. Дороговато по тем деньгам — девять тысяч рублей. Новые «Жигули» тогда стоили столько! Но я купил…

С того знакового момента прошло много лет… Было всякое: изучение, пробы, ошибки, удачи и разочарования… Были и сомнения: а тем ли занимаюсь?

На мой вопрос: «Кем вы себя ощущаете — художником или ремесленником?», Анатолий ответил не сразу. Очевидно, в свои пятьдесят он ни разу серьезно не задумывался над этим, просто выполняя то, что подсказывает сердце.

— Наверное, я не ремесленник, а все же художник, скульптор архитектурного стиля, — пожимает он плечами. — Однозначно могу сказать лишь одно — я творческий человек.

— А у вас есть специальное образование?

— Я процитирую Валентина Пикуля. У него спрашивают: «У вас какое образование?» А он говорит: «У меня выше высшего». «А это как?» «Я — самоучка»…

Банального вопроса о творческих планах я не задавал — он сам собой появился в нашем разговоре. Точнее, в монологе художника, изредка разбавленного моими вопросами… Да, после травмы иногда трудно работать, да, не всегда хватает средств на материалы, да, не всегда приходит вдохновение. Но…

— Я буду продолжать это дело, конечно, — говорит Анатолий Кириллов. — То, что я могу делать. И то, что мне нравится делать.

Комментарии закрыты.