Для сельских бабушек врач становится роскошью

Жители сельской глубинки в тревожном ожидании. Вслед за малокомплектными школами рушится последний оплот села — устаревшие медпункты. Потом исчезают с лица земли и сами сёла.

В малых деревушках сегодня доживают свой век в основном пенсионеры в возрасте от 60 до 80 лет, отдавшие советскому сельхозпроизводству все свои силы и годы. Покидать насиженные места и перебираться в города и районные центры вслед за детьми решаются единицы стариков. Остальные — надеются и ждут, что обещанные реформы здравоохранения не оставят пожилых людей без самого насущного — доступной медицинской помощи. Ведь в последние годы государство вкладывает в модернизацию российского здравоохранения огромные деньги. Они тратятся на ремонт и строительство зданий, на приобретение нового оборудования. Но, видимо, в реконструкции уже давно нуждается не только материальная база здравоохранения, но и сама структура российской медицины и сельской — в первую очередь. Иначе чем объяснить нарастающее недовольство пациентов? Как показывают социологические опросы, претензии к медицине имеют более 70 процентов россиян. Об этом наш разговор с делегатом 1-го национального съезда врачей Российской Федерации, который состоялся в Москве 5 октября, главным врачом КГБУЗ «Спасская ЦРП» Владимиром Сухих.

 

— Владимир Анатольевич, к состоявшемуся съезду врачей было приковано внимание не только медицинских работников, но и всего общества. У той и другой стороны накопилось множество вопросов, а проводимые реформы в здравоохранении принимаются более со знаком минус, чем плюс. Если коротко, чему был посвящен съезд, и как он повлияет на сельское здравоохранение, где сегодня особенно много проблем?

Это был первый национальный съезд врачей Российской Федерации. Открыл его Президент России Владимир Путин. В своем видеообращении он поздравил всех собравшихся, а это 6700 врачей со всей страны, со значимым событием. Группа делегатов из Приморского края состояла из 27 человек. В ее состав вошли как рядовые фельдшера и врачи, так и руководители медицинских учреждений, представители департамента здравоохранения. Затем слово взял премьер министр Дмитрий Медведев. Говорил по существу и достаточно критично. Отмечал, что здравоохранению нужно выделять деньги, уделять внимание, и тогда наше население будет удовлетворено медицинским обслуживанием и будет увеличена средняя продолжительность жизни россиян и снижена младенческая смертность. И не смотря на то, что динамика по названным показателям уже выправлена в сторону улучшения, анализ критического для страны периода снова прозвучал. За годы перестройки мы потеряли значительную часть населения, и когда увидели, что Россия вымирает, тогда все ахнули и был спешно запущен национальный проект «Здоровье». Финансирование на здравоохранение было увеличено в разы. Но с чем мы столкнулись? Идет дорогое оборудование, а баз нет — его просто некуда ставить. Идут современные новейшие аппараты, а работать на них некому. Поэтому приоритетными сейчас станут направления подготовки медицинских кадров и создания для них условий для работы и быта. И в первую очередь в этом нуждается село. Если в городах и районных центрах ситуация заметно выправляется, что видно даже на примере Спасской ЦРП, где в последние годы сделан не только ремонт здания, но и произошла укомплектовка штата специалистами, то деревня остается в крайне ужасном положении и в нее нужно вкладывать деньги. Жизненно необходимо наладить оказание экстренной и неотложной помощи и строить офисные медицинские центры, чтобы люди не ездили за сотни километров, а чтобы медицинская помощь была максимально приближена к человеку и была доступна для него.

 

Что такое медицинский офисный центр?

— Это мобильное лечебное учреждение на базе города или крупного населенного пункта, а вокруг деревни, жители которых будут пользоваться его услугами. И оснащены они должны быть не хуже, чем областные и краевые больницы и поликлиники. Всё должно быть одинаково. Иными словами, это такой комплекс, который способен решить почти все вопросы медицинского плана на данной территории. Только тогда можно будет добиться своевременного оказания помощи человеку и оказать ее на высоком уровне. Но без высококвалифицированных кадров нам проблему не решить. А закрепить специалистов в профессии можно лишь улучшив их материальное положение. Как пообещал с трибуны съезда Дмитрий Медведев, который возглавил комиссию по здравоохранению в правительстве, к 2018 году зарплата врачей будет до 90 тысяч рублей, в два раза больше средней заработной платы по отраслям. И чтобы этот доход в семейный бюджет врача попадал не за 10 ставок, а одну.

 

Чтобы, наконец, перестал быть актуальным анекдот, что на одну ставку врачу есть нечего, а на две некогда?

Совершенно верно. Только тогда врач сможет спокойно работать и уделять достаточно времени пациенту. И это подтвердила с трибуны съезда министр здравоохранения Вероника Скворцова — умница, хороший врач, честный руководитель. О чем говорится в кулуарах, то и с трибуны ею было сказано. То есть хочуподчеркнуть еще раз: все проблемы здравоохранения известны наверху и они сегодня изучаются и анализируются. Вероника Скворцова также отметила, что не нужно стесняться возвращаться к положительному опыту прошлого. К примеру, участковые больницы нужно не закрывать, а стараться сохранить.

 

Почему же в Приморском крае и нашем районе мы наблюдаем сокращение таких лечебных учреждений?

Я не договорил: но сохранение этих лечебных учреждений должно быть оправдано и восстребовано, чтобы доктора не отсиживали рабочее время, а полноценно работали, и закрывали все вопросы для своего населения.

 

Чьи выступления на съезде вам больше всего запомнились?

— Для меня оказалось очень близким выступление директора департамента здравоохранения из Воронежа. Он сказал: «Мы на селе докторам выделяем квартиры, обеспечиваем их транспортом и строим новые лечебные учреждения». Результат такого внимания к здравоохранению — на село поехало работать 180 специалистов, которым было выделено 180 миллионов рублей подъемных денег. А я накануне поездки был на заседании Законодательного Собрания

 

Приморского края, где ректор медицинского университета доложил, что ехать в села Приморья согласны лишь 18 выпускников. И это понятно. Куда им ехать? Чтобы жить в больнице? Такие примеры в крае уже есть. А руководители сельских поселений не считают это своей обязанностью. Они свободную квартиру лучше продадут, но молодому специалисту не предоставят.

Владимир Анатольевич, неужели в Спасском муниципальном районе всё так плохо с кадрами врачей?

 

Нет. Мы единственная территория в Приморском крае, которая укомплектована на 100 процентов. У нас в штате 70 врачей, которые кроме районной поликлиники села Спасское, работают в Чкаловке, Александровке, Новосельском и станции скорой помощи. Разумеется, есть направления, на которых нет постоянного специалиста, но эти открытые участки закрываются совместительством. Хорошая для всех новость — в районной поликлинике теперь есть врач-травматолог, в общей сложности по договоренности мы привлекли на село пять молодых специалистов

 

.

Что касается районной поликлиники здесь более или менее всё понятно, настрой оптимистический, все мы видим ремонт здания и кабинетов. Но давайте вернемся к сельским пациентам, которым нужны ФАПы. Народ в тревожном ожидании и непонимании, обещаем улучшение медицинского обслуживания, говорим о шаговой доступности врача, а на деле видим закрытие медпунктов. По нашим данным в число «сокращенцев» в этом году попали уже четыре села

А я вынужден снова повторить, что в здравоохранении сегодня существуют определенные нормативы, которые мы обязаны соблюдать. Если в населенном пункте проживает 300 человек и фельдшер может выполнять определенный перечень процедур, чтобы ФАП был окупаем, его никто не закроет. Но у нас есть деревни, население которых составляет 100 человек. И разве справедливо, что фельдшер, обслуживающий полторы тысячи пациентов, и фельдшер, на попечении которого находится в десять раз меньше людей, будут находиться в равных условиях по оплате? Поэтому необходимо сделать так, чтобы все были в равных условиях.

 

Сколько у нас сегодня действующих ФАПов?

— Лицензированных — 26. Но никто не утверждает, что у нас нет проблем с ФАПами. Есть они в Константиновке, мы закрепляем ее за Буссевкой. Есть — в Васильковке, но здесь подход к решению проблемы иной. Несмотря на то, что село небольшое, там есть здание и туда из Кнорринга переезжает специалист. Значит ФАП будет работать…

 

То есть сегодня все-таки нельзя утверждать, что во всех маленьких селах обязательно закроются ФАПы?

ФАпы закроются там, где нет здания, и нет физического лица на должность фельдшера. И эти сёла будут замыкаться на модульные ФАПы. Сегодня есть проблема в Нововладимировке. Там нет фельдшера, и здание – полуразрушенное и не соответствует никаким требованиям. Такая же проблема в Малых Ключах. Был хороший медпункт в Новинке, глава не пожалел денег, сделал ремонт. Но там нет населения, фельдшер сидит и скучает. Поэтому, когда из Дубовского уехала фельдшер, по согласию медработника мы перевели ее туда. Хотя условия для работы там намного хуже. Освободился не очень хороший ФАП в Дубовском: уехала фельдшер. По согласию медработника мы переводим ее из Новинки в Дубовское. То есть вот такое перераспределение. И, на мой взгляд, ситуация, когда за одним фельдшером закрепляется два малочисленных населенных пункта, не ухудшит оказание медицинской помощи и население не будет брошено.

 

— Но и восторга не вызовет…

— Отвечу так. В одной деревне мне сказали: Владимир Анатольевич, мы вас или снимем с должности, или вы в нашей деревне сделаете такую же поликлинику. как в селе Спасском. Будем писать и жаловаться. Отвечаю: ну, не сделаю я такую же поликлинику в Прохорах, как в селе Спасском, потому что там сегодня всего лишь полторы тысячи жителей и поликлиника будет пустовать. А в селе Спасском она работает на полную мощь… В каждом кусту должны быть офисы врача, и тогда население не будет любой ценой стремиться в центральную поликлинику. А пойдет ближе к дому. Поэтому мы планируем в районе создать как минимум три офиса. Это Летно-Хвалынское, Красный Кут и, если получится, в Духовском.

 

— Большое спасибо за обстоятельное интервью. И всё же хочется надеяться, что оптимизация здравоохранения не станет той процедурой, которая загубит малые сёла. Если во главу угла встанет рубль, а про народ при таком подходе к рентабельности мы станем забывать, то кому тогда такие реформы нужны

 

КОММЕНТАРИЙ в тему

Ирина Чунаева, специалист администрации Хвалынского поселения:

— Если опустить все русские слова, которыми изъясняется народ, когда жалуется на свою жизнь в сельскую администрацию, то суть проблемы сводится к следующему. В селе Нововладимировка не стало школы. А в этом году здесь закрыли медпункт. Объяснили почему: помещение старое, отапливать дорого. Теперь, чтобы измерить давление, сделать уколы, купить таблетки, нужно ехать либо в районную поликлинику, либо в соседние сёла — Нахимовку, где ФАП еще остался. Говорят, можно вызывать фельдшера на дом. А он на чем приедет? Кто из фельдшеров у нас обеспечен служебным транспортом? Кататься на рейсовом автобусе — долго и не бесплатно. У бабуль тоже своих машин нет, телефон — также не в каждом доме. Вызвать скорую — и здесь не всё так просто. Женщина из Нахимовки жаловалась, что у нее не принимали вызов врача скорой помощи без подтверждения фельдшера. Но пока больной и пожилой человек все условия выполнит, ему помощь врача уже может не понадобиться: он умрет, не дождавшись ее. Жалуются люди и на плохую обеспеченность сельских аптечных пунктов лекарствами. Там, зачастую, нет самого элементарного. Сейчас поселение взбудоражено еще одной проблемой. В селе Буссевка закрыли стоматологический кабинет. Зачем? И врач есть. И кабинет население за свои деньги отремонтировало. И в пациентах недостатка не было. Ехали со всех ближайших сёл. Кого не спроси — все его услугами пользовались. Теперь, чтобы поставить самую простую пломбу, надо ехать поликлинику. Да не один раз. А проезд недешевый. А потом удивляемся, почему это молодежь из села уезжает? Да кто же при таком отношении останется?