Сколько ждать квоту? [ВИДЕО]

помощь 1

Недавно в нашу редакцию поступило письмо с просьбой о помощи. Молодой жительнице Спасского района срочно требуется высокотехнологичная операция. Положенную по закону квоту родственники девушки должны были получить в течение месяца. Однако этого не произошло и по истечении полугода.

Раиса Смешок — многодетная мать, вырастившая девятерых детей. Почти у всех есть свои семьи, и только дочь Наталья до сих пор живет с мамой — у девушки тяжелое заболевание головного мозга.

— У меня, не переставая, болит голова, — рассказала Наталья Смешок. — Боль невыносимая — пульсирующая, дергающая.

Как известно, беда не приходит одна. В феврале этого года из жизни ушел зять Раисы Николаевны, в марте — глава семейства, в мае погиб брат, с каждым днем угасает дочь…

— Что такое для человека 30 лет?! Казалось бы, жизнь только начинается, — со слезами на глазах сказала Раиса Смешок. — Нет ни семьи, ни детей… Знаете, как больно на это смотреть?.. Ей больше в жизни нельзя, чем можно! Наклоняться нельзя, нервничать нельзя, даже голову вверх подымать нельзя — как зомби ходит, и всё.

Заболевание стало развиваться на почве перенесенной в подростковом возрасте закрытой черепно-мозговой травмы. Кроме этого между бронхами и легкими девушки образовалась опухоль, которая с каждым днем росла. Тогда выручили друзья, собрав 60 тысяч на операцию… Ко всему прочему добавилась послетравматическая эпилепсия. В данный момент девушка находится на инвалидности.

— В последнее время приступы участились, — даже ночью случаются, — рассказала мама девушки. — Как-то утром проснулась, вроде бы всё нормально. Смотрю, а ее начинает подбрасывать. Спрашиваю: «Наташа, тебе плохо?», только сказала «нет» — и снова приступ. Одна на улицу она старается не выходить. Я с ней везде как поводырь. С каждым днем ее здоровье всё хуже и хуже.

Болезнь Натальи требует срочного операционного вмешательства. Во Владивостоке в помощи отказали, ссылаясь на отсутствие необходимого оборудования. Поэтому пациентка была направлена в московскую клинику имени Бурденко. По словам Раисы Николаевны, в районной поликлинике подготовили необходимые документы, после чего в Департамент здравоохранения была отправлена заявка на квоту. Государственная помощь в виде квот позволяет людям с серьезными медицинскими показаниями получить помощь на бесплатной основе.

— Краевой нейрохирург нас заверил, что в течение месяца мы получим квоту, но прошло уже полгода, а ее нет! Может быть, ее и отдали уже кому-нибудь, — добавила Раиса Николаевна. — А владивостокские эпилептологи мне сказали, что квоту можно ждать и год, и два, и пять лет, а Наталью нужно спасать: если в головном мозге разорвутся сосуды — летальный исход неизбежен.

Неужели государственная помощь настолько недоступна? Или, быть может, причина кроется в другом? За официальным комментарием мы обратились к заместителю главного врача районной поликлиники Тамаре Скрыль. Оказалось, что документы на квоту вовсе не были отправлены…

— На данный момент лечащий врач Натальи Смешок находится в отпуске, — пояснила Тамара Дмитриевна. — Ознакомившись с историей болезни девушки, могу сказать, что на данный момент существует стопроцентное противопоказание к операции — у Натальи есть сопутствующие заболевания, которые необходимо вылечить. На основании этого врач назначил пациентке дополнительное обследование. Только мама девушки, посчитав, что документы на квоту уже отправлены, на это закрыла глаза. Я считаю, что проблема здесь заключается в том, что пациенты не слышат врачей, делают всё по-своему, а потом кого-то винят.

Как показывает практика, квоты на дорогостоящие операции пациенты порой действительно ждут очень долго. В связи с этим многие из них начинают искать деньги. К этому склонялась и мама Натальи…

В данной ситуации определить причину, по которой семье до сих пор не выделили квоту, довольно сложно: то ли это халатность врачей, то ли — упущение противоположной стороны. Однако одно совершенно очевидно: когда речь идет о здоровье и жизни человека, важно, чтобы врачи и пациенты действовали сообща!