Мы верили в Победу

Belikova— Когда началась война, я была уже в детском доме в Ленинграде, — вспоминает женщина. – Немцы знали все, знали, что где находится. Я думаю, что в городе были предатели. Фашисты сразу разбомбили бадаевские склады, и в Ленинграде начался страшный голод. Не стало воды, не работала канализация, не стало тепла, не стало хлеба. Хлеб давали по 125 граммов.

Не смотря на возраст детей, их привлекали к работам по обороне города.

— Мне было уже 14 лет, я была взрослой, и меня возили копать противотанковые рвы, — с горечью говорит Розалия Васильевна. — А немцы летали прямо над нашими головами и бросали листовки: «Чечевицу съедите, Ленинград сдадите», «Милые дамочки, не капайте ямочки, все равно наши таночки зароют ваши ямочки». Но мы плевали на все это и дальше копали. Мы верили в нашу победу.

Воды в городе не было, и единственным источником живительной влаги была Нева. Розалию, так же как и остальных детей посылали за водой с бидончиком.

— Нальешь воды крышкой и идешь в детский дом, — говорит Розалия Васильевна. — Идешь, а кругом трупы. Переступишь через него и идешь дальше. Кто-то умирал дома, а кто-то прямо на улице. Трупов было настолько много, что их не клали в машины, когда вывозили, а стоя ставили.

Выжить детям помогла тетя Шура, работница кухни. Дети помогали ей чистить картофель, который и картофелем то назвать было трудно, а она им дополнительно варила очистки.

— Сталин приказал всех детей собрать и вывезти через Ладожское озеро, — говорит Розалия Васильевна. — Сначала по озеру пустили лошадей с подводами, проверить лед. А мы — дети ехали на полуторках. Так за нами под лед пошла машина с детьми. И когда мы переехали нам дали хлеба по 600 граммов! В этот день мы впервые за долгое время вдоволь хлеба наелись. Детдом эвакуировали в Краснодарский край. Мы очень ждали Победы. А когда узнали, что все войне конец, нашему счастью не было предела. Знаете, в тот день даже по лицам прохожих было видно, что мы победили!