Нелёгкий путь на долю выпал

Vereran Shved20 апреля Виктора Александровича Швед, накануне дня его рождения, посетила целая делегация. Юбиляр встречал гостей в своей квартире, которую он, как участник Великой Отечественной войны, получил от государства пять лет назад.

— От нашего губернатора Владимира Миклушевского я принесла вам единовременную социальную выплату, — сказала почтальон Светлана Прокопьева. — Получите и распишитесь.

Социальная выплата пусть и небольшая, но в хозяйстве всегда пригодится.

— У меня сковорода прохудилась, да и кастрюльку надо купить, — сказал Виктор Александрович.

Людмила Авдюхова, начальник отделения учета выплат и реализации социальных программ отдела по ГО Спасск-Дальний Департамента труда и социального развития Приморского края, вручила Виктору Александровичу наручные часы с символикой Победы и поздравительный адрес за подписью Губернатора Приморского края Владимира Миклушевского. В преддверии Дня Победы такое внимание очень дорого для тех, кто прошел нелегкий жизненный путь.

— Родился я на Кубани, в станице Ново-Ясенской Старо-Минского района Краснодарского края в семье кубанских казаков, — вспоминает Виктор Александрович Швед. — В 1930 году мою семью раскулачили и выслали на Кольский полуостров в город Хибиногорск, в тундру, где и прошло все мое детство.

Семью поселили в огромном шалмане (барак), обшитом внутри и снаружи толем. Посередине шалмана стояли буржуйки. Не было ни комнат, ни перегородок.

Когда началась война, Виктору Александровичу исполнилось 15 лет. 22 июня он запомнил очень хорошо, ведь именно в этот день проводили его младшую сестру Дину в пионерлагерь.

— Автобусы, на которых везли детей в пионерлагерь, уходили с городской площади, — вспоминает Виктор Александрович. — Мы проводили детей, и родители разошлись, а детвора осталась на площади. И тут объявили, что началась война. Мы, мальчишки, насмотревшись фильмов о Чапаеве, Петьке, Котовском, Щорсе, шапки бросаем, кричим «Ура!»… Дети… Я пришел домой (а у нас барак 17 комнат, и в коридоре репродуктор). Вот, говорю, началась война. Мама в слёзы, папа расстроился, а я им: да не переживайте, быстро разобьем врага.

С 25 на 26 июня фашисты бомбили уже и Хибиногорск. Первого июля всех детей до 16 лет собрали и вывезли из города. Виктор не поехал со всеми и только спустя некоторое время узнал, что корабль, на котором находились дети из города, разбомбили фашисты. Мама всё же уговорила Виктора уехать вместе с пионерлагерем и сестрой. (Когда Виктор опять встретил маму, он узнал, что в это время отца посадили как врага народа.) Детей привезли в село Гальяны, расположенное на берегу Камы. Осенью Виктор и Дина получили письмо от мамы, где она написала, что уехала на свою родину в город Камышин. Дети сразу же решили убежать к маме. От причала Гальяны отходил последний пароход.

— Мы были одеты по-летнему, а вокруг уже лежал снег, — рассказал Виктор Александрович. — Я подошел к капитану пристани, объяснил, что мы убежали из детдома к маме, и он помог нам пробраться на пароход. У нас с собой была булка хлеба, кусочек сыра и кусочек сахара. И мы эту еду растянули на семь суток. С парохода мы вышли качаясь от голода. Но оказалось, что мама уехала в село Мытищино.

Вскоре дети встретились с мамой, и некоторое время они жили в селе. Но, как бывает, мир не без «добрых людей». Кто-то из соседей рассказал НКВД, что рядом живет семья «врага народа». Семью Швед выслали на Алтай.

— Когда ехали, то одна женщина посоветовала маме сжечь все документы и никому не говорить, что муж — враг народа, — поделился Виктор Александрович. — На Алтае мы прижились, я работал в колхозе. В 1943 году, когда исполнилось 17 лет, меня вместе с другом Ваней призвали в армию. Привезли нас в районный центр, а эшелона нет, и нас поместили на карантин. Утром приходит лейтенант и спрашивает: «Кто желает идти в военное училище?». Мы с другом вызвались. После обеда приходят и предлагают поступать в артиллерийское училище. Я Ване говорю: «Не нужна нам пехота, пошли в артиллерию». Вечером приходят: «Кто в летчики?». Я говорю: «Ваня, мы же с тобой прирожденные летчики!». Вот так и оказались в Иркутском авиатехническом училище.

День Победы Виктор Александрович встретил в Иркутске. А уже в августе его вместе с эскадрильей перекинули в село Новоселище. Восьмого августа были полеты, и один из летчиков неправильно установил пулемет и прострелил собственный винт. Механики тут же бросились устранять неисправность.

— И вдруг видим: в небе вспыхнула сигнальная ракета, — вспоминает Виктор Александрович. — В штабе сказали, что с 00.00 часов 8 августа мы находимся в состоянии войны с Японией. На следующий день утром наши самолеты вылетели на задание. Наши летчики разбомбили бронепоезд, эшелон — воевали мощно. У нас командир звена был Коля Внуков, опытный летчик. И вот однажды он перед вылетом раздал свою одежду: костюм, сапоги, а мне досталась пилотка. Он говорит: «Не вернусь, будете помнить». И разбился вместе с лейтенантом Федоренко. Помните фильм «В бой идут одни старики»? Вот всё так же произошло.

Виктору Александровичу пришлось послужить и в Китае.

— Мы сели обедать, а в стороне стоят голодные китайцы. Они были худыми, забитыми, — вспоминает участник войны. — Мы даже хлеб не могли проглотить, смотря на них. Конечно же, их накормили.

 В 1958 году Никита Сергеевич Хрущев, генеральный секретарь ЦК КПСС, подписал указ о демобилизации, и дивизию, в которой служил Виктор Александрович Швед, демобилизовали полностью.
Виктор Александрович награжден орденом Отечественной войны, памятным знаком «Фронтовик».