Главный козырь обвинения в деле Игоря Пушкарёва оказался не козырным

Алла Шварц: креатура следствия или засекреченный свидетель

Засекреченный свидетель – под звучным псевдонимом Алла Шварц – дал показания по делу экс-главы Владивостока Игоря Пушкарёва, бывшего директора МУПВ «Дороги Владивостока» Андрея Лушникова и ранее возглавлявшего холдинг «Востокцемент» Андрея Пушкарёва. Свидетель Алла продемонстрировала неплохое знание содержания уголовного дела, сыпала юридическими терминами, но не смогла привести никаких фактов, укрепляющих позицию обвинения, сообщает РИА VladNews со ссылкой на сайт в поддержку Игоря Пушкарёва.

Согласно п. 5 ст. 278 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, суд вправе провести допрос без оглашения подлинных данных о личности свидетеля в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства. Соблюдаются эти условия в целях обеспечения безопасности дающего показания. Кроме того, данный способ допроса является весьма удобной позицией для следствия – свидетель даёт нужные показания, а уточнить откуда у него та или иная информация невозможно, так как это касается личности свидетеля, данные которого засекречены. Своевременным и ещё более необходимым подобное засекречивание становится, когда уже порядка 50 допрошенных свидетелей обвинения свидетельствуют в пользу подсудимых.

Оглашая ходатайство о допросе засекреченного свидетеля, государственный обвинитель сообщила: у свидетеля есть основания полагать, что сам факт дачи показаний может повлечь за собой угрозы со стороны обвиняемых – Алла Шварц опасается за свои жизнь и здоровье.

Защитники выразили консолидированную позицию – оснований для подобного допроса нет, ведь подсудимые находятся под стражей и не могут оказать никакого давления, а местонахождения допрашиваемого никому не известно. К тому же, актуальным является вопрос установления личности свидетеля, ведь таким образом показания может дать кто угодно.

«Я поддерживаю мнение своих защитников. Это абсурд. Мы уже 7 месяцев заседаем по существу дела и нет ни одного аргумента, доказывающего, что мы кому-либо угрожаем или пытались угрожать, — отметил Игорь Пушкарёв. — Кроме того, известно множество случаев, когда за неимением доказательств оперативники дают показания под видом засекреченных свидетелей. Доверия не вызывают и свидетель, и сама форма подачи информации. Мы никак не сможем определить, что свидетель есть в принципе. Это ставит под сомнение и свидетельство, и само судебное разбирательство, и подчёркивает, что суд – это профанация. Поэтому я крайне отрицательно отношусь подобному допросу».

Однако, служитель Фемиды традиционно поддержал сторону обвинения.

В ходе допроса Алла Шварц (свидетель не присутствовал в зале суда, с ним была налажена дистанционная связь, а голос – изменён) с уверенностью говорила об убытках МУПа, завышенных ценах на строительные материалы, которые муниципальное предприятие приобретало у холдинга «Востокцемент», уверяла суд в том, что асфальт и бетон были низкого качества. Красной нитью ответов на вопросы гособвинения шла причастность свидетеля к группе компаний «Востокцемент», в том числе, к финансовым вопросам, кассовым ордерам и даже осведомлённость о личной переписке сотрудников компании. Также Алла Шварц оказалась весьма сведуща и в вопросах подготовки и проведения электронных аукционов на муниципальные заказы. Выяснилось, что засекреченный свидетель владеет разносторонней информацией, очень похожей на ту, которая представлена в уголовном деле предварительным следствием.

При этом Алла Шварц не смогла озвучить важнейшие детали, например, назвать цены на стройматериалы, по которым их закупал МУП, ведь для предприятия была предусмотрена гибкая система скидок. А отмечая плохое качество асфальта, производимого группой компаний «Востокцемент», свидетель решила привести наглядный пример.

«Если вы пройдёте по городу Владивостоку сейчас, то увидите, те дороги, которые делали МУП «Дороги Владивостока» смыты дождем, а те дороги, которые делались к саммиту московскими компаниями и не использовали этот асфальт — лежат до сих пор. То есть, я могу сказать, что качество не очень хорошее», — заявила Алла Шварц.

На вопросы Игоря Пушкарёва, какие московские компании строили дороги во Владивостоке в преддверии 2012 года и какие стройматериалы для этого использовали засекреченный свидетель ответить не смог. Но вынужден был согласиться с экс-главой столицы Приморья, что они явно не везли асфальт и щебень из Москвы.

К слову, одной из самых известных обвалами и непереносимостью дождей саммитовских магистралей является трасса «Седанка-Патрокл». И МУПВ «Дороги Владивостока» не имеет никакого отношения к её возведению.

Во время допроса Алла Шварц ответила на все вопросы гособвинения. А подавляющее большинство из тех, что задали защитники были сняты судьёй с формулировкой: вопрос снимается, так как касается личности свидетеля, данные которого засекречены.

Одним из обязательных условий судебного процесса является принцип состязательности и равноправия  сторон. Но о какой состязательности может идти речь, если свидетель называет факты, удобные обвинению, но не поясняет для защиты, откуда эта информация, ведь вопрос попросту снимается.

Напомним, поиски ущерба, по версии следствия причинённого МУПВ «Дороги Владивостока» не увенчались успехом, в ходе судебного процесса адвокатам удалось доказать, что от взаимодействия с «Востокцементом» муниципальное предприятие получило только выгоду. Холдинг простил миллиардную задолженность МУПу, а обвинение во взятке, которую Игорь Пушкарёв якобы получил от родного брата, кажется не просто абсурдным, а откровенно нелепым.

Учитывая всё это, на удобного засекреченного свидетеля, похоже, возлагались особые надежды. Но свидетель Алла не оправдала их. Несмотря на то, что засекреченный свидетель говорил уверенно, как по написанному — написанному стороной обвинения, никаких фактов, подтверждающих вину Игоря Пушкарёва Алле Шварц засвидетельствовать не удалось.