Пушкарёв доходчиво объяснил, почему предъявленные ему обвинения абсурдны

Цифры и факты: какой ущерб получил «Востокцемент» от сотрудничества с МУПом

Цифры и математические расчёты легли в основу очередного поста экс-глава Владивостока. На личной странице в социальной сети Facebook Игорь Пушкарёв подробно и доходчиво объяснил в какую сумму ущерба для холдинга “Востокцемент” вылилось многолетнее сотрудничество с МУПВ “Дороги Владивостока”. Экс-глава обозначил суммы налогов и скидок, предоставляемых муниципальному предприятию, а также отметил, что группу компаний это привело к ухудшению финансовых показателей и вынужденному кредитованию в ряде банков. Но обвинение по-прежнему этого не замечает, ведь если признать, что ущерб причинён не МУПу, то ни о каком составе преступления не может быть даже речи, сообщает РИА VladNews со ссылкой на сайт в поддержку Игоря Пушкарёва. 
«На неделе состоялся допрос заместителя генерального директора по экономике и финансам компании «Востокцемент» — Бевзы Жанны Владимировны. И тут интересно посмотреть на вопрос прощения долга с другой стороны: не со стороны МУПа, а с позиции компании «Востокцемент». С МУПом всё понятно: он получил 962 млн руб, получил их в виде прибыли, заплатил налог на прибыль 85 млн рублей и прекрасно себя чувствует. А вот Востокцементу, помимо прощения 962 млн пришлось заплатить 146 млн налога НДС, 25 млн налога на прибыль при убытке (есть и такой) и ещё 450 млн процентов по кредитам, ведь «Востокцемент» всё время брал кредиты в банках и кредитовал МУП, но проценты за пользование с него не брал. Итого получается 962+146+25+450= 1 583. То есть, итого 1 млрд 583 млн убытков получила компания «Востокцемент». А если ещё посчитать, что за весь период (с 2008 — 2015 гг) материалы продавали по цене не выше, как утверждает следствие, а ниже рыночной стоимости (на это у нас есть экспертиза, приложение и материалы дела) и эта скидка составила 431 млн рублей, то получается 1 583+431=2 014 — 2 млрд 140 млн потери Востокцемента. 

О какой выгоде может идти речь? Поэтому сумма 962 млн — это вершина айсберга. Прощение долга — это подарок Владивостоку. Для компании же это вылилось в ухудшение показателей, отмену инвестиционной программы и модернизации. Но это уже другая история. 

По поводу цен, которые на самом деле не были завышены, я уже сказал, но дополню: предприятия, которые входят в состав Востокцемента, являются монополистами на рынке строительных материалов («Спасскцемент», «Владивостокский бутощебёночный завод»), они стоят на контроле у ФАС. Для заводов это означает постоянные отчёты по ценам, себестоимости, прибыли и рентабельности. Ведь вопросы ценообразования регулирует ФАС, и в случае завышения цены предусмотрены наказания и штрафы. Но у нас не было ни одного случая завышения цен и штрафа или предписания по поводу завышения цен. 

Эти и многие другие факты обвинители игнорируют. Более того, они пытаются перевернуть их с ног на голову. Всё просто: если «Востокцемент» не получил выгоду, а МУПу не причинён ущерб, то нет состава преступления ни по одному из предъявленных мне обвинений. И нет никакого преступления. Поэтому предъявленные обвинения абсурдны», — подчеркнул Игорь Пушкарёв