Стали известны подробности одной страшной ночи в семье Пушкарёвых

Игорь Пушкарёв держал крупные сосуды шеи брата и не давал ему умереть

Бывший заместитель главы городской администрации Елена Щёголева ответила на вопросы Тверского суда по существу дела экс-главы Владивостока Игоря Пушкарёва, бывшего директора МУПВ «Дороги Владивостока» Андрея Лушникова и ранее возглавлявшего холдинг «Востокцемент» Андрея Пушкарёва 20 декабря.

Отвечая на вопросы участников судебного процесса, Елена Щёголева рассказала о работе в сфере здравоохранения и культуры, сообщает РИА VladNews со ссылкой на сайт в поддержку бывшего мэра города Игоря Пушкарёва. 

Так, по словам свидетеля, в 2008 году, сразу после того, как Игорь Пушкарёв был избран главой Владивостока, по его инициативе была проанализирована ситуация в здравоохранении и разработана программа по модернизации поликлиник. На эти цели в бюджете города было заложено более 50 миллионов рублей: массово закупалось новое оборудование, автомобили скорой помощи. 

Активно оказывалась поддержка общественным организациям, например, выделялись муниципальные помещения, а в помещениях ветеранских организациях производился ремонт. 

Особое внимание глава Владивостока уделял культурно-массовым мероприятиям. Так, впервые за десятилетия в городских скверах играли духовые оркестры, танцевальные и вокальные номера  представляли лучшие коллективы Владивостока. Акция «Бессмертный полк» в нашем городе состоялась в 2013 году.

«Огромная работа проводилась, в том числе, потому что Игорь Сергеевич небезразличный человек, — уверена Елена Щёголева. — Сразу в 2008 году.  Что касается культуры, приведу такой пример. Под руководством Игоря Сергеевича реализован беспрецедентный проект – создан муниципальный музей современного искусства «Артэтаж». Во Владивостоке есть галерист Александр Городний, который всю свою жизнь коллекционировал картины и предметы современного искусства. Их у него собралось более 1300 единиц. Но не было помещения, где бы их можно было экспонировать. Александр Иванович обращался в различные структуры, ютился в холле краевой администрации, в ДВФУ. На одном из вернисажей он подошёл к главе, познакомился с ним, рассказал свою историю. Игорь Сергеевич заинтересовался этим и началась большая работа. Было подобрано помещение для музея – старинный особняк в центре Владивостока, найдены помещения для чиновников, кабинеты которых здесь находились ранее, сделан капитальный ремонт. Александр Городний в знак благодарности передал свою коллекцию в дар городу. Музей был открыт, к сожалению, без Игоря Сергеевича в канун Дня города в 2016 году. Все, кто присутствовал — художники, галеристы — не верили, что этот факт свершился».

Далее свидетель отметила работу по сохранению культурного наследия, массовой реставрации памятников, а также возведение новых. Елена Щёголева подчеркнула, что благодаря Игорю Пушкарёву при участии его личных средств было установлено порядка 8 памятников и скульптур. Это памятники Николаю Муравьёву-АмурскомуЮлу Бриннеру, Элеоноре Прей, Александру СолженицынуАнне Щетининой, скульптуры песенной Катюши и моряка загранплавания, а также единственный в России поющий памятник Владимиру Высоцкому.

«Я Игоря Сергеевича очень уважаю как глубоко порядочного человека. Он ответственный, решительный, его стиль работы напористый, он показухи не терпел. Ему всегда был нужен результат. При этом в первую очередь он требователен к себе», — перечислила Елена Щёголева.  

Стенограмма допроса Елены Щёголевой

Судья: Суд устанавливает личность свидетеля. Свидетель, пожалуйста, назовите вашу фамилию, имя, отчество. 

Щеголева: Щеголева Елена Борисовна.

Судья: Я вам разъясняю, что вы приглашены в качестве свидетеля для дачи показаний по уголовному делу Пушкарева Игоря Сергеевича, Пушкарева Андрея Сергеевича и Лушникова Андрея Вадимовича. Как свидетель вы обязаны говорить суду правду. За отказ дачи показаний, дачу заведомо ложных показаний, уклонение от дачи показаний предусмотрена ответственность по статьям 307, 308 Уголовного кодекса Российской Федерации. В соответствии со статьей 51 Конституции Российской Федерации вы можете не свидетельствовать против себя, своей супруги, близких родственников  и близких лиц. В судебном заседании вы имеете право пользоваться услугами переводчика, если не владеете русским языком, заявить  отвод переводчику, являться на допрос с адвокатом. Пользоваться мерами государственной  безопасности в случаях,  предусмотренных процессуальным законом. Делать замечания, заявления, подавать ходатайства. Вам понятны ваши права и ответственность? 

Щеголева: Понятны.

Судья: Понятны. Подписка у свидетеля отобрана. Поясните, пожалуйста, свидетель, вы какое-то отношение имеете или имели к МУПВ «Дороги Владивостока», которое потерпевшим  по делу признано? 

Щеголева: Нет, не имела.

Судья: Пушкарев Игорь Сергеевич вам знаком?

Щеголева: Да знакомы. Это мой руководитель. 

Судья: Отношения у вас служебные?

Щеголева: Да.

Судья: Пушкарев Андрей Сергеевич  вам знаком?

Щеголева: Знаком.

Судья: С ним какие отношения сложились?

Щеголева: Ну я с ним, собственно, познакомилась  после травмы, которая с Андреем случилась. В общем, такие просто знакомые, и все.

Судья: Угу. Лушникова Андрея Вадимовича  вы знаете, знакомы с ним?

Щеголева: Да, знаю.

Судья: С ним какие отношения? 

Щеголева: Ну мы с ним встречались по работе в администрации  города Владивостока. Иногда на каких-то объектах, которые его учреждение приводило в порядок, а мои структурные подразделения проводили там мероприятия.

Судья: Хорошо. В качестве служебных отношений сложились. 

Щеголева:  Да.

Судья: Хорошо. У вас конфликтов с подсудимыми не возникало, в силу которых вы можете их оговорить, дать недостоверные показания?

Щеголева: Нет. Не возникали.

Судья: Хорошо. Пожалуйста, сторона защита, какие у вас вопросы к свидетелю?

Поляков: Хорошо, Ваша честь. Адвокат Поляков, защитник Пушкарева Игоря Сергеевича. Елена Борисовна, скажите, пожалуйста, работали вы в администрации города Владивостока, в какой период работали в этой администрации, в какой  должности и что входило в ваши служебные обязанности?

Щеголева: Я работала в администрации города Владивостока со 2 июня 2018-го, ой, извиняюсь,  8-го года  по 31  мая 2017 года. Я работала заместителем главы администрации, заместителем Игоря Сергеевича.  Направления, которые курировала, ну у меня разные были. Изначально, с 2008 года, это было прежде всего здравоохранение, управление по обращению граждан, органы ЗАГС и охрана труда. А позже, наверное, в 2009-м, то ли в 10-м, добавили мне кураторство управлением культуры, управление по организации программ поддержки населения, то есть общественные организации и оргуправление.  А в 2012 году  изменилось федеральное законодательство и здравоохранение было переведено под юрисдикцию субъектов Федерации, у меня этот раздел работы отпал. 

Поляков: Елена Борисовна, скажите, пожалуйста, вот вы работали с Игорем Сергеевичем фактически с того момента, как он стал, он избрался на пост главы города Владивостока, а  можете его охарактеризовать как личность, как руководителя? Когда он был руководителем города Владивостока, что он делал в социальной сфере и в сфере культуры, то есть в тех сферах,  которые вы непосредственно, скажем так, курировали?  

Щеголева: Ну, на мой взгляд, большая вообще работа по этим направлениям проводилась. И она проводилась  в том числе и потому, что Игорь Сергеевич абсолютно небезразличный человек. Вот как с 2008 года по здравоохранению мы проанализировали  ситуацию. И если бы не  Игорь Сергеевич, он принял решение подготовить программу по модернизации наших учреждений  здравоохранения. Мы, если я правильно помню,  более 50 миллионов забронировали в бюджете города Владивостока для обновления и приобретения аппаратов рентгенодиагностики в наши лечебные учреждения.  Было закуплено, опять же если я правильно помню,  порядка 18 единиц. Вот в общем. Машины скорой помощи приобретались.  Что касается социального направления работы с общественными организациями, фактически все общественные организации  были… им были выданы помещения  для их работы и помещения, в которых работали  ветераны по  районам, у нас 5 их было, они все были приведены в порядок, везде были проведены ремонты. Это все… В общем, Игорь Сергеевич этому большое внимание уделял и значение придавал. То, что касается культуры, опять же на мой взгляд, под руководством Игоря Сергеевича был в жизнь внедрен абсолютно такой беспрецедентный проект, как это создание музея современного искусства «Артэтаж»  в городе Владивостоке. Так получилось, что в городе есть такой галерист Городний Александр Иванович, который  всю свою жизнь собирал картины, предметы современного искусства. И у него за его долгую жизнь собралось порядка… ну более 1300 единиц. Он периодически просился куда-то,  у него своего помещения не было,  или он просился, его как говорится ютили то в холле краевой администрации, то там в ДВФУ где-то. И вот на одном из вернисажей он подошел к Игорю Сергеевичу и познакомился с ним, сказал, что такая есть история  вот.  Игорь Сергеевич заинтересовался. Очень большая была проведена работа по подборке помещения, по перемещению из этих помещений чиновников, по приведению в порядок этого помещения. В результате этому музею  было передано помещение  в хорошем районе, в центре города, бывший особняк Демби, для создания этого музея. Городний в знак благодарности  городу передал всю свою коллекцию, город на баланс… в управление муниципального имущества. Этот музей был открыт вот, к сожалению, уже без Игоря Сергеевича. В канун дня рождения города в 2016 году. Все, кто присутствовал на этом открытии, это, как я говорю, богема – художники, галеристы, они, конечно, сами даже не верили, что этот проект наконец-то осуществился. Вот. Потом я хочу сказать, что было очень много памятников в городе Владивостоке восстановлено благодаря Игорю Сергеевичу. И, мне кажется, в каждом  из этих памятников есть его личные средства, потому что даже таблички на памятниках, где-то он не один, там кто-то еще вкладывался, но вот порядка 8 таких памятников было установлено за эти годы в нашем городе.

Поляков: А он как личность в плане характеристики.

Щеголева: Ну Игоря Сергеевича глубоко уважаю. Считаю его глубоко порядочным человеком. Там вот человеческие качества какие, он такой очень ответственный, решительный, у него такой стиль работы, знаете, напористый был. В общем, показухи не терпел. Если ты ему будешь рассказывать долго что-то, там работала-работала и ничего не наработала,  в общем, то это не для него. Ему всегда нужен результат был, и он от нас всех требовал только результата. И к себе очень требовательный,  в первую очередь к себе очень требовательный… А человеческие качества, он может откликнуться на любую беду. Бывали такие ситуации, и у меня была такая ситуация, однажды когда у меня был болен сын и я не говорила, но он  увидел сам и откликнулся.  Он не черствый человек.  У него великолепная память. Он исключительный собеседник.  Очень много читает, особенно любит книги об истории Владивостока, России. С любым собеседником может найти общий язык и увлечь  любого. Я  ни один раз была свидетелем того, что люди загорались просто после общения с ним. Поэтому у меня самые хорошие впечатления о нем  и как о руководителе, и как о человеке.

Поляков: У меня нет больше вопросов, Ваша честь.

Судья: Другие защитники, пожалуйста.

Поликарпов: Елена Борисовна, скажите, пожалуйста. А какие-то городские праздники вот происходили, так сказать, по инициативе главы города, вводились новые какие-то праздники, мероприятия какие-то городские? 

Щеголева: Вводились. Игорь Сергеевич вообще, надо сказать, человек… он неформально относился  к работе. Но я это чувствовала всегда.  И какие-то новые идеи, какие-то новые проекты, которые были, он всегда с интересом  воспринимал, и вот из новых масштабных  много очень было мероприятий. Но из масштабных, вот еще до того, как «Бессмертный полк» стал так широко известен и так широко стал проводиться на всей территории Российской Федерации, у нас ветераны были в Севастополе, и оттуда мы привезли такую… просто то, что мы там увидели: студенты Приборостроительного института, их человек 30 было, шли с портретами своих родственников.  Это так задело, так тронуло всех. И когда Игорю Сергеевичу об этом рассказали, он говорит: давайте делать, то есть сразу… И он в первый же год  с сыном своим  с портретом  своих родственников, я не помню, кто это был, но он  был, он не возглавлял, но он  шел в этом полку. И сразу было очень много людей, очень много. Потом еще… Однажды я была в Хабаровске в День города. И там увидела такую историю: День города, проводится театрализованное шествие  горожан и предприятий. И это  тысячи человек, причем они идут в колоннах, каждое свою колонну как-то украсило, представляет свое предприятие, какие-то речовки, стихи, песни, танцы. Все это весело, ярко, красочно. Мне тоже это так понравилось. Но это морока, конечно, определенная. Я Игорю Сергеевичу когда доложила, он сказал: надо продумать все, интересная идея. И встреч-то у него много было на предприятиях с людьми.  И он так все время спрашивал,  задавал вопросы, чтобы это не  внапряг, как говорится, людям было, чтобы они сами захотели. Понял, что есть отклик. И, наверное, года 4 назад мы вот впервые это сделали. Ну сначала сомневался, честно, говорил, а получится вот так. Я говорила: Игорь Сергеевич, ну первый год пусть 100 человек хотя бы пройдут, а потом  больше будет. И он сказал:  хорошо. И мы сделали. У нас в первый же год  прошло порядка 30 тысяч человек. То есть он как-то чувствует,  что  делать надо, и откликается на это все. Вообще всегда очень трепетно относился к проведению и городских, и государственных праздников на территории Владивостокского городского округа.  Он как бы, знаете, и не лез в мелочи какие-то, не допытывал там ежедневно тебя,  но он всегда был в курсе  всего, интересовался всегда и на какие-то большие такие праздники, День Победы и так далее, он всегда оргкомитеты проводил. Ну он, он не формальный человек и не формально к работе относился, он переживал за работу и за город  и за то, как будет в городе жить людям. 

Поликарпов: А скажите, пожалуйста, он часто встречался с жителями города? 

Щеголева: Очень часто.

Поликарпов: Было ли организованы приемы?

Щеголева: Очень часто.

Поликарпов: Были ли такие приемы на острове Русском, как туда добирались вот?

Щеголева: Значит… Ну вообще у нас для этого вида работы есть управление по обращению. Они работают в рамках  39-го федерального закона, и там в том числе  как одна из форм есть,  безусловно, личные приемы.  На личные приемы ежемесячно составлялся график, принимали и начальники управлений, и  заместители главы и глава обязательно.  Мало того, у него очень много было обращений, просто когда люди пишут, ну приглашают для решения каких-то вопросов.  Он откликался. То есть  он не отпихивал эти обращения,  он откликался, поскольку я вот курировала  оргуправление и планы работ составляла и администрации, и непосредственно главы.  Он всегда давал указания найти в ближайшее время возможность  для того, чтобы он туда выехал, лично с людьми встретился, переговорил, на месте посмотрел, что за проблема, и дальше уже давал поручение в соответствии  со структурами, как ее решать. На Русский  мы выезжали  довольно часто до 12-го года. В период подготовки к саммиту. Там было очень много вопросов.  И мы часто выезжали всей командой.  Заместители, начальники управлений, руководители иногда каких-то подведомственных  учреждений. Потому что там масса была вопросов. Но я выезжала туда  многократно для решения вопросов организации  оказания медицинской помощи. Потому что тогда  не было еще ДВФУ, не было  Медицинского центра, и потом у него функции другие.  А тогда там тысячи рабочих  работали, и нужно было  организовать оказание медицинской помощи вот в тех островных условиях.

Поликарпов:  А как вы добирались на остров Русский?

Щеголева:  А по-разному добирались. Иногда на каких-то баржах военных. Иногда на катерах каких-то.  По-разному. Иногда даже, знаете, вот ну приедешь там куда-то к маяку. Я, честно говоря, не очень хорошо  ориентируюсь, погрузят и повезут, выходишь на Аяксе.  Вот. Иногда катером.  По-разному. 

Поликарпов:  А вам известно что-нибудь про катер, который в распоряжении у Игоря Сергеевича находился?

Щеглова:  Я… я была на катерах, а на каких я была… я не знаю. Может, это Игоря Сергеевича катер, а может быть,  не Игоря Сергеевича, может быть, военный.  Я не знаю. Не могу  сказать вам.

Поликарпов: Скажите, пожалуйста, а вы помните как, по чьему предложению происходило ваше трудоустройство вот в город… в администрацию города  и как это, так сказать…

Щеголева:  Помню. Хорошо помню. Дело в том, что вот в период первой предвыборной кампании Игоря Сергеевича в 2008 году я работала, руководителем  учреждения во Владивостоке.  В детской больнице  5-й, я была главным врачом детской больницы. И вот в период своей предвыборной  кампании Игорь Сергеевич приехал на встречу  коллектива. Вот. Ну он мне сразу  очень понравился. Потому что он  конкретный и никаких обещаний  не рисовал, там сразу было видно, что это  конкретный человек, который  хочет работать на город. Вот.  Ну и,  в общем,  все, встреча прошла,  и после встречи мы с ним еще немножко  переговорили. Потому что он  спрашивал, какие проблемы в учреждении и так далее.  Вот и все. А потом, когда  его избрали, он, наверное, прямо в течение недели меня пригласил  на собеседование  и предложил  должность заместителя. Я не знаю, сыграла роль  только наша с ним беседа или,  может, еще какие-то… ну не знаю, как он кого подбирал… я не могу вам это сказать. Ну я согласилась  сразу. Потому что  мне сразу был понятен  стиль его работы и  желания его, я  на это дала согласие. Я не была безработной, у меня была работа. Но я  согласилась и пошла с ним работать.

Поликарпов: Скажите, пожалуйста,  вы упомянули, что вы составляли  некие графики там каких-то встреч, там обычно работы какой-то, да. Вот кто для Игоря Сергеевича делал… там расписание составлял ему?  Его работы, не знаю там,  на день, на неделю,  на месяц или как там  в администрации…

Щеголева: Значит, работа строилась таким образом. Каждое управление формировало свои планы работы на месяц и подавало их в оргуправление.  Оргуправление все это обрабатывало  вместе с Игорем Сергеевичем и с начальниками управлений и заместителями  главы, решали, какие мероприятия,  совещания и так далее будут  с его присутствием проводиться. Где он должен быть. Вот. И дальше уже работало оргуправление. Оргуправление работало со всеми структурами. Готовились планы работы на неделю. Этот план работы  еженедельно в пятницу во второй половине дня  должен был быть готов,  и он был готов, рассылался во все структурные подразделения.  И оргуправление  же формировало исходя из этого  недельного плана уже  рабочий график главы.  Я с этим графиком работала, смотрела,  согласовывала  и передавала Игорю Сергеевичу.  Конечно, эти планы, они  могли подвергаться каким-то  изменениям. Потому что   ситуация менялась, если, например, прилетала в город какая-то делегация,  федеральные чиновники, естественно, Игорь Сергеевич работал по программе этого  визита, и тогда мы меняли план-график. 

Поликарпов: Скажите, пожалуйста, вот этим еженедельным графиком  предусматривалось ли время  его посещения  офисов «Востокцемента»? 

Щеголева: Ну вообще я хочу сказать, что графики на самом деле были очень плотные. Он начинал очень рано и заканчивал  очень поздно.  И в выходные, и в субботу. И такого понятия у него не было. И в этом графике  по четвергам  утро. Ну мы не то что  освобождали, просто немножко люфт такой давали  для того, чтобы ну он посещал «Востокцемент».  Сначала это было по вторникам,  а потом стало по четвергам.  Вот это было много лет уже.  

Поликарпов: Ну что можете сказать вообще, вот Игорь Сергеевич пользовался авторитетом  вот в коллективе…

Щеголева: Однозначно. Он пользовался и пользуется, и продолжает пользоваться  авторитетом. Я со многими коллегами нахожусь ну в переписке  и общаюсь, и  разговариваем,  и все однозначно сожалеют, что так произошло с Игорем Сергеевичем.  Очень хорошо о нем отзываются  и очень уважают и любят, очень.

Поликарпов: Скажите, пожалуйста, вам известно, что Андрей Сергеевич получил  травму? Как это воспринял Игорь Сергеевич и  принимал ли он какие-то меры  по спасению своего брата? Вот как он  все это воспринимал и что делал?

Щеголева: Ну, если честно, конечно, безусловно, колоссальная работа врачей. Но если бы, но, в общем, Андрея спасал Игорь Сергеевич, это мое мнение такое. Потому что, когда это все произошло, это было прямо начало первого, да, сразу после 12, какие-то несколько минут прошли. И Игорь Сергеевич сразу позвонил мне, ну и мы уже дальше все друг другу звонили. В общем, что я знаю. Что я знаю… Я знаю, что Игорь Сергеевич… они вообще очень  крепкая семья. Я не была дома, я не видела и не знаю, я это просто понимаю и ощущаю,  и я знаю, что  вот Игорь Сергеевич  с братьями собирался  1 января уезжать на охоту.  У него была загружена машина всем вот этим вот реквизитом охотничьим и так далее. И когда это все случилось  с Андреем, одним махом они  из машины… Игорь Сергеевич вообще очень решительный, он может пробить все вот для того, чтобы сделать то, что  надо сделать. И они освободили эту машину… И я не помню сейчас уже, наверное,  мне Игорь Сергеевич говорил, но я не помню. Но за рулем, по-моему, был не Игорь Сергеевич. Он просто держал Андрея…  пальцами, руками закрывал ему шею, крупные сосуды шеи, чтобы Андрей не погиб от кровотечения. И таким образом  он его доставил в нашу «тысячекоечную»  больницу. Ну к этому моменту мы все там друг другу уже звонили. Поскольку  помочь… я там окунулась  в эту историю сразу. Вот и Игорь Сергеевич  просто все делал. Понимаете, вот все, что можно,  и даже то, что  невозможно было сделать. Но он его доставил, там никого не вызывали, обычная дежурная… дежурная…

Поликарпов: Врач?

Щеголева: Дежурный врач, дежурная смена была, обычная. И там, собственно, Андрей, извини, если что-то лишнее скажу… Значит, ему там фактически остановили кровотечение и провели первичную хирургическую обработку раневой, огромной раневой поверхности. Фактически у Андрея не было лицевого черепа. Игорь Сергеевич сделал все, на руках в самолет, и уже наутро он его отвез в Корею. Это был риск огромный, но он это сделал, потому что это был его брат. Он ответственный за всю его семью – и за братьев, и за родителей. Это понятно, это всем понятно. И когда там находился Игорь Сергеевич… все новогодние каникулы провел там с Андреем. Он от него не отходил.  Я это знаю, потому что мы с ним…  периодически он мне звонил.  И я, конечно, очень волновалась за Андрея и сама его иногда спрашивала, хоть вы мне скажите что да как… Я знаю, что Андрей перенес много, множество многочасовых операций. Потому что, например, Игорь Сергеевич мне говорил, что завтра вот Андрея будут оперировать. Я говорила, вы хоть позвоните, хоть скажите. И звонка нет и нет… потом вот как-то совсем уже поздно звонит и  говорит, что операция 8 часов шла. То есть он от него не отходил. Он за ним ухаживал…  вот как мама родная. Маму Игорь Сергеевич жалел.  Он не пускал. Видимо, не хотел, чтобы мама в таком тяжелом состоянии  видела Андрея. Жену Андрея он туда тоже не  пускал. То есть он все  взял на себя. Вот самое первое, самое тяжелое, самое трудное,  когда смотреть тяжело. Игорь Сергеевич мне присылал снимки, томографию, и я видела просто,  что там было и что… врач. И вообще моя первая специальность травматолог. Я в состоянии была оценить это все. Вот. И вот мое такое мнение, что  только Игорь Сергеевич спас Андрея, только.  Мало того, я вот еще хочу сказать. Игорь Сергеевич насколько благодарный  человек. Вот за эту ночь в  «тысячекоечной» больнице он так благодарен врачам. Спустя какое-то время, когда Андрей более-менее стабилизировался, он мне говорит… Игорь Сергеевич меня пригласил,  какой-то  был разговор  по работе, а потом он мне говорит: «Елена Борисовна,  вот узнайте, я хочу  «тысячекоечной» больнице сделать подарок, я их за Андрея хочу отблагодарить. Вот узнайте, что им надо».  Я говорю, ну скажите,  в каких пределах, как что. Он говорит, вот что надо, пусть говорят, что надо. Я переговорила с главным врачом. Я сама разговаривала с главным врачом. И он мне сказал, ну не будет ли это слишком, если я попрошу мобильный рентгенаппарат для отделения реанимации, в которое, собственно,  Андрей и попал. Я Игорю Сергеевичу это сказала. А он говорит, это не будет сложно. Сколько он стоит? Он мне дал поручение, я  проработала, потом с главным врачом  мы все это согласовали. Главный сказал, что вот именно этот аппарат мне подойдет. Он стоит… я не помню.  Там… но это было, это было порядка одного миллиона рублей.  И я знаю, что Игорь Сергеевич купил этот аппарат. Потому что он меня приглашал, и мы с ним вместе ездили  в «тысячекоечную» больницу  и вручили документы и аппараты главному врачу и заведующему реанимацией. Вот такая вот благодарность за спасение брата.  Он за семью, мне кажется… Ну семья  эта очень крепкая, хорошая, очень правильная семья. А он за нее несет ответственность сам перед собой, почему-то старший брат, наверное. 

Судья: Еще вопросы?

Поликарпов: Спасибо. Нет вопросов.

Судья: У потерпевших нет вопросов?

Представитель потерпевшего МУПВ: Нет.

Судья: У подсудимых  нет вопросов? У государственного обвинения?

Гособвинитель (1): Да, Елена Борисовна, скажите,  пожалуйста. Вы на скольких  судебных заседаниях  присутствовали? 

Щеголева:  Ну раза три-четыре точно была.

Гособвинитель (1): Три-четыре. Скажите, пожалуйста, уважаемые представители  со стороны защиты вам не разъясняли, что вы не имеете право находиться  в зале, если вы будете допрошены в качестве свидетеля?

Щеголева:  Ну я же..

Поликарпов:  Ваша честь, я возражаю против постановки такого вопроса,  поскольку этот свидетель  приглашен в зал судебного заседания  для дачи показания исключительно  по характеристике личности, не по материалам дела, не по предъявленному обвинению.

Гособвинитель (1): Подождите, мы сейчас как раз… Уважаемый защитник Поликарпов и вышел за эти приделы, иначе я бы и слова не сказала. У меня нет претензий к защитнику Пушкарева. Как раз уважаемый защитник Поликарпов  стал задавать вопросы по обстоятельствам дела, в связи с чем я вынуждена спрашивать об этом у свидетеля, вот и все. Про графики, про катер.

Поликарпов: Катер не предъявляется в качестве…

Судья: Угу. 

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, разъясняли вам представители защиты эти нормы? 

Щеголева: Ну мне сказали, что меня будут спрашивать об Игоре Сергеевиче, а именно  о личностной характеристике.

Гособвинитель (1): Вопрос был другой. Вас предупреждали, что, Елена Борисовна, вам не надо сегодня в зале сидеть, мы вас еще будем допрашивать в качестве свидетеля  по характеристике личности.

Щеголева: Я сегодня  и не находилась в зале.

Гособвинитель (1):  Не сегодня, а в другие дни,  когда находились.

Щеголева:  Я не помню.

Гособвинитель (1): Вы не помните, да…  Ваша честь, тогда у меня заявление по поводу  несоответствующего части 1 статьи 278 поведения  уважаемой стороны защиты. Дабы в будущем такого не допускалось. Соответственно, прошу им разъяснить это в очередной раз… предмет этой статьи, в соответствии с которой  свидетели, которых они  планируют допросить в качестве свидетелей… мы же не знаем… они планируют… иначе мы бы возражали против, естественно, против нахождения таких свидетелей в зале. Так вот. Разъясняем нормы, указанные  в статье, и предостерегаем  от пребывания в зале. Потому что в данном случае  показания указанного свидетеля по обстоятельствам дела являются недопустимыми доказательствами. 

Поляков: Ваша честь…

Судья:  Да я вас понимаю, что  вопросы действительно уже затрагивались, не касающиеся личности,  и ставились.

Поляков: Ну, хотелось бы сказать, что есть статья 278 и (неразборчиво) если мы говорим о  нормах УПК, это раз. Во-вторых, есть неоднократное решение судов…

Гособвинитель (1):  278  часть 1,  уважаемый защитник. 

Поляков: Что касается здесь… неоднократного  решения (неразборчиво), а если человека опрашивают по личности, никаких нарушений…

Судья:  Ну у вас здесь вопросы были не только по личности. 

Поляков: Ну не по личности всего один вопрос был, мне кажется. 

Судья: Про катер — это вопрос не по личности… 

Гособвинитель (1): Неразборчиво.

Судья: В следующий раз имейте в виду либо не ставьте вопрос  перед теми свидетелями, которые допрашиваются по личности и присутствовали в зале. Которые касаются непосредственно существа дела, обстоятельств. И допрашивайте только в рамках  личности. Ладно. Так, еще вопросы будут? 

Гособвинитель (2): Да, Ваша честь. 

Судья: Пожалуйста. 

Гособвинитель (1): У меня нет. 

Гособвинитель (2): Скажите, пожалуйста, уважаемый свидетель. Что конкретно обсуждали с  защитниками в перерыве сегодняшнего судебного заседания  относительно того, какие  показания вы должны дать?

Поляков: Ваша честь, возражаю. Это не относится вообще к существу того допроса по которому свидетель допрашивается. И это выходит вообще за рамки судебного процесса, чтобы как раз…

Гособвинитель (2): Ну Ваша честь, как раз (неразборчив) сторона свидетельствует о том, что, возможно, сейчас в действиях защитников усмотрим признаки состава преступления, 294 – воспрепятствование правосудию, еще ряда составов, связанных… 

Поляков: Если у вас есть основания полагать, то можете писать заявление.

Гособвинитель (2): По уголовному делу… там исходя из поведения  стороны защиты, исходя из того, как она уже грубо нарушает закон, о чем уже сказала моя коллега.  То вопрос уместен и не должен сниматься в контексте  такого поведения.

Поляков: Тем более, Ваша честь, я возражаю против данного вопроса. Если сторона обвинения считает, что наши действия, действия стороны  защиты имеют какие-то составы преступления, они могут подать соответствующее  заявление в рамках этого заседания. Будут допрашиваться, будут проводить какие-то (неразборчиво)…

Судья:  Я понял. Вопрос  не будем снимать. Что-то обсуждали  в перерыве?  

Щеголева: Я находилась на третьем этаже, и меня попросили подняться на четвертый этаж к этому кабинету. 

Гособвинитель (2): Относительно вопросов,  которые вам  будут задаваться защитой,  вы вели обсуждение с адвокатами?

Щеголева: Ну меня просто спросили: вы готовы говорить об Игоре Сергеевиче?

Гособвинитель (2): Еще о чем?

Щеголева: Все.

Гособвинитель (2):  О графиках Игоря Сергеевича?

Щеголева: Нет-нет.

Гособвинитель (2): Хорошо. 

Судья: Нет больше вопросов? Все. Допрос завершен, спасибо большое, свидетель. Можете быть свободны либо остаться в зале заседания. Пожалуйста,  паспорт ваш заберите.  

Напомним, ранее по делу Игоря Пушкарева дал показания бывший заместитель главы городской администрации Максим Молчанов.