Игорь Пушкарёв скажет последнее слово в суде

Корреспондент РИА VladNews вёл онлайн-трансляцию из Тверского суда Москвы (фото)

Экс-главе Владивостока Игорю Пушкарёву, обвиняемому в коррупции, сегодня, 28 февраля, дали последнее слово в Тверском районном суде Москвы. Корреспондент РИА VladNews вёл онлайн-трансляцию заседания, начало которого было назначено на 9.15 утра по московскому времени (16.15 по Владивостоку). Затем суд удалился на месяц для вынесения вердикта по уголовному делу. 

Текстовая онлайн-трансляция заседания (время владивостокское):


16.40 Заседание задерживается по неизвестным причинам. 

16.54 Заседание началось. 

16:54 Судья: Реплики. 

Прокурор: Хочу обратить внимание суда на следующее: в своей речи мы уже освещали обстоятельства, которые предшествовали изменению территориальной подсудности.Мы считаем, что суду необходимо доверять только тем доказательствам, которые объективно подтверждаются в совокупности, это же касается и свидетелей. Ряд свидетелей изменили свои показания в суде. Основным тезисом было то, что владельцем бизнеса был Игорь Сергеевич, Андрей Сергеевич и Владимир Сергеевич ничего своего не имели, получали зарплату и бонусы. Второй постулат, что «Востокцемент» выполнял некую социальную нагрузку, и Игорь Сергеевич вынужден был по сути за свой счёт готовить город. Следующий постулат о том, что МУП являлся рентабельным предприятием, выполнял свои обязательства и по сути заработал от сотрудничества с Востокцементом. Андрей Лушников занимался покупкой и размещением банковских гарантий, а всё это было «свалено» на Истомина и Беликова. Первый постулат опровергается показаниями подсудимых и свидетелей на следствии и документами, кто является хозяином. Мы исследовали налоговые документы и выяснили, что Игорь Сергеевич не являлся фактическим собственником. Действительно, есть материалы оперативно-розыскных действий, где Игорь Сергеевич решает определенные вопросы компании, но мы считаем, что он делал это не как фактический руководитель. А все изменённые показания говрят лишь о том, что Игорь Сергеевич, да, в определённой мере контролировал дейятельность компании, но не являлся фактическим руководителем.

17:13. Прокурор продолжает: Что касается соцнагрузки. Всё говорит о том, что продукция отгружалась МУПу не бесплатно, МУП оплачивал продукцию по мере возможности. Доходы, которые получал МУП — часть тратил на зарплату, большую часть — старался закрыть «дыры» перед поставщиком — в первую очередь Востокцементом. МУП не получал материалы бесплатно.
Что касается того, что МУП был рентабельным. Из показаний всех директоров видно, что не настолько уж успешным было предприятие. У МУП были долги, они росли. Справляться по контрактам МУП не мог. Даже Пикулев нам сказал, что было на момент его прихода две бригады, и они не справлялись, привлекали субподрядчиков. Финансовые показатили не были хорошими. Нам сказали, что  на строительстве саммита АТЭС -2012 были большие подрядчики. Но свидетель — представитель банка — сказал, что МУП отказали в гарантии из-за финансковых показателей.
Что касается показаний директоров МУП. Это все лица, аффилированные Игорю Сергеевичу. То же касалось и адвоката МУП, который по сути был ещё одним адвокатом Игоря Сергеевича. Ворошилов нам рассказал в показаниях о давлении адвокатов. Потому и была такая позиция, что МУП не пострадал.
Что касается того, что Лушников не принимал участие в оформлении фиктивных банковских гарантий. Ну это опровергается показаниями Беликова и Истомина. Лушников знал, что МУП отказывают из-за плохих финансовых показателей, что он давал указания, что они предупреждали его, что такие гарантии являются фиктивными. Поэтому чего мы считаем, что вина подсудимых нашла своё подтверждение.
Хотели бы обратить внимание на то, что имущество, полученное преступным путём в случае вынесения обвинительного приговора подлежат изъятию в пользу государства. Вместе с тем, если конфискация имущества невозможна, то суду надлежит решить вопрос о конфискации суммы, соответсвующей сумме взятки и коммерческого подкупа. В случае, если денеженых средств будет недостаточно, суд может взыскать имущество.

17:21 Прокурор Татьяна Минакова: Мои прения были максимально искажены в той части, в которой цитировались. Что касается сути. Точечно. Даже не буду упоминать, чьё было заявление. Адвокаты ставили под сомнение заявление гражданского иска. Поясню позицию обвинения. Если мы посмотрим внимательно формулировку статьи 285 УК РФ, вменяемую Пушкарёву, то очевидным станет, что преступление Игорем Сергеевичем совершено при содействии Андрея Сергеевича. Защитники говорили, что у Черепановой и Эповой были деньги Игоря Сергеевича, это не подтверждается ничем, кроме как изменёнными показаниями. Все они говорили, что боялись навредить Игорю Сергеевичу, а на мой вопрос, не боятся ли сейчас навредить — уклонялись от прямого ответа. Луценко говорил на следствии, что брал займы у предприятия, эти записи есть в тетрадях Черепановой и Эповой. Разговор с Афониным, который цитировала защита, якобы подверждает, что Андрей Сергеевич не имел отношения к имуществу. Но это подтверждает, что Игорь Сергеевич использовал доверенных лиц. Сторона защиты ставит под сомнение, что Андрей Сергеевич играл активную роль в управлении предприятием, и ценовая политика не совсем в его компетенции находилась. Когда я Кожаевой задавала вопрос, кто решил продолжить работу с МУП, она сказала, что ей об этом сказал Андрей Сергеевич. То есть три раза она говорила об Андрее Сергеевиче, как об активном участнике работы Востокцемента.

17:30. Минакова продолжает: По поводу антимонопольной службы. Игорь Сергеевич поставил мне в упрёк, что МУП не проверяли. Что МУП не был монополистом. Так вот, надо быть монополистом. Вялых указал, что до 2012 года Востокцемент выпал из зоны наблюдения УФАС. Так вот, МУП просто не проверялся. В законе «О защите конкуренции» не сказано, что проверяются только монополисты. МУП до осени 2015 года не был объектом проверки УФАС. Хотя защита просит оправдать Игоря Сергеевича, но усматривает признаки нарушения 289 статьи УК РФ. Обвинение не исключает, что Игорь Сергеевич вмешивался в управление Востокцемента, но деньги были не его. Что касается того, что он контролировал, что я сказала: «контролировал, как должностное лицо». Цитировали меня не полностью. В этом отличие 285 от 289 статей. Речь идёт не об непосредственном управлении, а использованиил своих должностных полномочий. Вопрос не ставится о том, что Игорь Сергеевич руководил группой компаний «Востокцемент», он использовал свои должностные полномочия. Сначала с МУП, потом с МАО, потом опять с МУП. Если обратимся к свежим комментариям, суды указывают, что исполнение должностных полномочий не охватываются 289 статьей. 

17:37 Минакова продолжает: Что касается того, что техника в аренду сдавалась. Не совсем это соответствует действительности. По результатам проверки, и физические лица сдавали МУП технику в аренду. В проверке констатировано, что Лушников сдал в аренду МУП свою Тойоту и получал за это деньги. Если касается дорожной техники — да. Но речь, на наш взягляд, идёт об убытках, так как МУП арендовало технику. Даже легкового транспорта не хватало — МУП снимал у Лушникова, это ему не вменяется, но я вынуждена констатировать. Что касается качества асфальта, о котором я говорила, Игорь Сергеевич сказал, что это не имеет отношения к качеству, но в проверке шла речь о нарушении СНИПов и ГОСТов.
Что касается командира ОМОН — это подтверждает то, на каком уровне была дискредитирована власть, что даже коммерческие вопросы глава города решал.

В контексте указанной нами статьи Игорь Сергеевич должен был сообщать не только о том, что он занимается коммерческой деятельностью, но и, на наш взгляд, о личной заинтересованности — как раз о том, что его брат работает с МУП. Что касается использования сларисила, у нас есть запись разговора (цитирует разговор, где Игорь Сергеевич и Андрей Сергеевич обсуждают использование смеси и говорят о том, что надо заниматься, а «цена будет. Рыночная будет»). Говорится, что город должен быть готов, а Лушникову остаётся купить шасси Вольво. И Лушников потом говорил: «да-да, мы уже участвуем в этом процессе». Это подтверждает, что Игорь Сергеевич и Андрей Сергеевич обсуждали ценообразование. Они не говорили, что МУП будет социальной нагрузкой. Все осознавали, что МУП является предметом получения прибыли.

Что касается прибыли Востокцемент. У нас есть разговор, где Андрей Сергеевич говорит Игорю Сергеевичу, что у них рекордный показатель по прибыли.

17:45. Минакова продолжает: Что касается взяток, то тут не важно, был ли исполнен предмет, важна передача денег. По поводу довода защитника Янченко, что в формуле преступления указан договор 142/09, по которому поставки прекратились раньше. Я говорила, что роль Лушникова была не в этом (цитирует обвинение о «нерасторжении ранее заключенного договора», «обеспечении побед МУП» и другие), то есть не только в этом. Лушников прекрасно понимал, что все его действия — в интересах Игоря Сергеевича.

Что касается доверенного лица. Конечно же, из первого разговора Игоря Сергеевича и Андрея Сергеевича видно, что Андрей Сергеевич практически настаивает на кандидатуре Лушникова. Я имела в виду, что роль Андрея Сергеевича была отнюдь не минимальной в назначении Андрея Лушникова. По второму разговору видно, что Игорь Сергеевич согласился, что с Андреем Лушниковым можно сотрудничать. В том числе и в преступной деятельности, которая в дальнейшем имела место быть. Именно после разговоров с Андреем Лушниковым Игорь Сергеевич убедился в верности доводов Андрея Сергеевича. В контексте всех троих звучат местоимения «нам», «мы», что очень важно в контексте обвинения.

Что касается платёжных документов, о которых говорил Янченко, что там не указан банк. Не важно, какой документ я имела в виду, но я всё называла платёжными документами. Смотрим шапку, там вверху указано наименование банка. Поэтому мы, кончено, поддерживаем заявленное обвинение и все приведённые нами доводы.

17:54 Адвокат Игоря Пушкарёва Александр Высоцкий: Я полностью согласен с тем, что нужно доверять только объективным доказательствам. И тут же прокурор стал это искажать — критиковать показания свидетелей. Это неправильно. Их надо опровергать, или не критиковать. Надо смотреть, как подтверждаются показания доказательствами. Так вот, результаты оперативно-розыскных действий были готовы задолго до допросов. Очень много разговоров было — общение Игоря Сергеевича с сотрудниками Востокцемента. Притом, общение как руководителя. Конечно, то, что Игорь Сергеевич был руководителем бизнеса, не устраивает обвинение, но это подтверждается объективно. Я уже куазывал, что были результаты проверок, которые указывают на то, что Игорь Сергеевич участвовал в управленией Востокцмента и получал от этого доход. Указывалось, что Игорь Сергеевич постоянно проводил совещания в офисе Востокцемента и на предприятии. Если прокурор говорит «как бы управлял», я бы хотел, чтобы он уточнил, что такое «как бы». Или управлял, или нет. У нас практически 100% свидетелей говорят, что Игорь Сергеевич был руководителем. Без Пушкарёва-старшего там муха не пролетит.

Даже свидетель Шварц. Ну мы знаем, что это мужчина. Его можно было не секретить, мы согласны с его показаниями, что Игорь Сергеевич мог тут же уволить любого сотрудника группы компаний. Прокуроры сказали, что Игорь Сергеевич в определённой мере контролировал работу Востокцемента. Что это значит? Что приходил, смотрел — кто пришёл на работу, кто нет? Но и это управленческие функции. Термин «в определённой мере» не раскрыт обвинением. Объективным фактом остаётся то, что Игорь Сергеевич был хозяином бизнеса и управлял им.

Что касается социальной нагрузки: но речь идёт не о бесплатной поставке, а о том, что долгие годы группа компаний поставляла материалы без оплаты, не покрывая даже себестоимоти.

18:06 Высоцкий продолжает: Что касается того, что защита МУП по сути защищала Игоря Сергеевича. До этого был другой адвокат у МУП, и мы с ним тоже общались. Мы же не говорим, что вы не повязаны тоже все между собой. Позиция состоит в том, что нарисовать ущерб можно, но убедить в ущербе — нельзя. Потому что ущерб — вещь объективная. Необходимо сделать экспертизы, посмотреть все бухгалтерские документы. Кроме того, сейчас представителя МУП в суде нет, и мы способны оценивать обстоятельства и так. Суть в том, что МУП на протяжении всей работы Игоря Сергеевича был платёжеспособным. В 2016 году получил более 500 тысяч рублей. Эта прибыль образовалась от взаимодействия с группой компаний Востокцемент, с ней был уплачен налог около 80 млн рублей, о каком ущербе может идти речь?! Если прокурор говорит, что гражданский иск нужно оставить без рассмотрения, значит есть препятствия для его рассмотрения. Тогда надо говорить, о каких препятствиях идёт речь.

Что касается Вялых. Я его тоже знаю. Владивосток — небольшой. Говорить, что он был знаком с Игорем Сергеевичем… Он был главой УФАС. Но он и военный пенсионер ФСБ. Что ж, тогда нужно говорить, что он и с УФСБ повязян. Это эмоции. Вреда никому никагого, в том числе материального не установлено. Доводы, что Игорь Сергеевич нанёс ущерб репутации, дискредитировал органы власти. Так, в практике Верховного суда, мы об этом говорили, указано, что дискредитация органов власти не является тяжким последствием. Обвинением не опровергнуты доводы защиты. Центральным в диспозиции статьи является действие вопреки интересам службы. Целью взаимодействий был ремонт дорог — а значит, это действия не вопреки, а в интересах службы.

18:15 Адвокат продолжает: Я с уважением отношусь к гособвинителям, сам «прокурорский», но когда начинают огульно хаять всех — это правовая эмоциональность.Такое я считаю правовой несостоятельностью. Давайте оценивать доказательства в совокупности. В первую очередь — результаты оперативно-розыскных действий. Это такая дорожная карта, которая подтверждает показания. Дело в том, что как таковых свидетелей обвинения не было. Позиция свидетелей обвинения согласовывается с нашей позицией. (Уточняет квалификацию преступления, редакцию закона.) В ходе следствия были установлены факты, что Игорь Сергеевич управлял компанией непрерывно, это подтверждается результатами оперативно-розыскных действий, управлял предприятием и распоряжался финансами. У обвинения нет ни одного доказательства, что кто-то иной распоряжался деньгами, если есть, пусть назовут. Я могу только одного назвать — Пушкарёв Игорь Сергеевич. Я полагаю, что в ходе следствия бесспорно доказано, что Игорь Сергеевич управлял группой компаний, занимался коммерческой деятельности и получал доход. Гособвинители подтверждают, что Игорь Сергеевич вмешивался в управление предприятием, в том числе сегодня они это подтвердили, но неправомерно не хотят признавать, что это и есть участие в коммерческой деятельности.

18:25 Высоцкий продолжает: Необходимо указывать, какими именно правами злоупотребил подсудимый. В обратном случае, материалы подлежат возвращению прокурорам. Обращаю внимание, что следствие сослалось только на общие обязанности всех муниципальных служащих. Однако это не касается выборных должностей. Следовательно, все указанные следствием обязанности на него не распространяются. И ответственность за их нарушение к нему применена быть не может. Фактически, данные обстоятельства не могут быть устранены в суде. Они мешают вынесению обвинительного приговора, но не мешают вынесению оправдательного.

18:36 Игорь Пушкарёв: Тезис, что я не являюсь собственником реальным. Ну я не знаю, какие главы, которые получали взятки, требовали отчётов от тех, кто им даёт взятки, согласовывали отпуска, давали разрешение на дорогостоящие покупки и строительство предприятий. Ну это что-то новое в юриспруденции. Что касается того, что поставляли и получали прибыль. Ну я не удивлён, потому что для обвинителя Никифорова и прибыль, и доход — одно и то же. Из фактических обстоятельств, МУП получил цемент на 2 млрд, оплатил на 1 млрд. О какой прибыли может идти речь? Есть все экспертизы, заключения аудиторской компании. И это всё факты, объективные доказательства. Минакова сказала, что цифра поставки 356 млн не с потолка взята. Ну есть и цифры поставки на миллиард. Но в этих 356 млн было завышение 143 млн. А в итоге долг образовался в 611 млн. Это Нобелевская премия просто!

Про вертолёт я вообще не понял. Вертолёт летал туда, куда мне было нужно и когда было нужно. И купили его тогда, когда я сказал. И доказательства есть в деле. И не Андрей Сергеевич, ни Сысоев к этому не имели отношения. Это всё мои решения. Что касается согласования маршрутов — это требование государства. Не более того.

Что касается разговора Андрея Сергеевича и Кожаевой. Так это не заключения договора касалось, а увеличения лимита отгрузки. А почему? А потому что лимит был исчерпан, предприятие не расплачивалось. Кожаева сама не могла принять такое решение. А Андрей Сергеевич не имел отношения к заключению договора, мы об этом уже говорили.

Говорят, что я управлял как должностное лицо. Но где это в полномочиях моих, что я могу влиять на руководителя предприятия?

18:44 Игорь Пушкарёв продолжает: Что касается сларесила. Ну, как говорится, дайте «умному» человеку выдернуть из Библии, что он хочет… Я и сейчас скажу, что это выгодно! Упомянули, что это революция, — да! Потому что в два раза это выгоднее, так как в два раза выгоднее обслуживание. Что тут плохого? Какая тут коррупция? Как у Льва Ник Толстого — не то и не туда. И Востокцемент порядка 50 млн рублей потратил на то, чтобы для города сделать технологию, которая позволит экономить на обслуживании.

Что касается сверхприбыли. Доказано, что от работы с МУП одни убытки. И если бы даже МУП расчитался с Востокцементом, была бы прибыль всего 1,4%. 

И почему гособвинители ничего не сказали о прощении долга, как будто его не было? 

18.46 Прокурор Минакова: Игорь Сергеевич меня плохо слушал. Я давала характеристику.

Игорь Пушкарёв: Я помню. Вы указали и о наличии у меня малолетних детей и запросили 17 лет. Я помню всё. Но я к суду обращаюсь сейчас. Спасибо!

18.47 Судья объявил перерыв на 10 минут.

18:57 Заседание возобновлено.

Адвокат Андрея Пушкарёва Владимир Поликарпов: Защита не может согласиться с голословными доводами обвинения о том, что Игорь Сергеевич не управлял компанией, вмешивался, но как должностное лицо, деньги не принадлежали ему. Но обвинение не признаёт показаний своего главного свидетеля — Аллы Шварц — и результаты оперативно-розыскных действий, а также показания других свидетелей. Обвинение не даёт ответа, как Игорь Сергеевич мог помогать на такие суммы различным организациям. Не даёт ответа и как средства Востокцемента попадали к Эповой и Черепановой, обвинение не представило нам эту схему. Подтверждено, что родственники получали дивиденды лишь формально. Всё это подтверждает, что Игорь Сергеевич руководил компанией и являлся её фактическим собственником. У нас только Деменьтьев показал, что на встрече по заключению договора присутствовал Андрей Сергеевич, все остальные показали, что его не было. Что мы видим, что поставки для МУП были регулярными, а оплата не производилась. Получается, что Игорь Сергеевич, злоупотребляя полномочиями, принёс убытки компании, которой руководил его брат. По такой логике потерпевшим должно быть признано не МУП, а Востокцемент (зачитывает редакцию закона, по которой должны быть квалифицированы действия Андрея Сергеевича)

19:07 Поликарпов продолжает: Сегодня мы опять вспомнили командира ОМОН с его письмом, где он обращался за спонсорской помощью к Игорю Сергеевичу по песку, щебню. Обвинение считает, что тут дискредитация власти. В этом не может быть дискредитации. У нас глава государства устраивает прямые линии, где к нему обращаются за помощью. И это не является дискредитацией власти. Игорь Сергеевич не торговался с руководителем ОМОНа, за какую цену продать ему щебень. Ему просто безвозмездно привезли, отгрузили. В чём дискредитация? Мне кажется, это просто надуманные слова. Из всех материалов дела следует, что Игорь Сергеевич являлся руководителем компании, и от этого никуда не денешься.

19:10 Андрей Пушкарёв: Что касается прощения долга: прокурором было сказано только то, что это нужно учитывать. А как учитывать? Я считаю, что судом должна быть дана оценка. Если посчитать, что был приченён ущерб, тогда прощение долга считать компенсацией, в разы перекрывающей сумму ущерба.Ворошилов также не подтвердил причинение ущерба МУП.

19.14 Андрей Лушников: Привлекать субподрядчиков — это общепринятая мировая практика. 80% контрактов МУП выполнял сам. МУП не брал никаких кредитов и займов, что говорит о том, что МУП справлялся.

Пособничество в даче взятки мне было вменено уже когда я ознакомился с материалами дела. Почему я удивлён? Потому что я работал в соответствии с должностными обязанностями, как и другие директоры МУП.

То, что собеседование проводил со мной Игорь Сергеевич. Но спросите, я думаю, что он с многими проводил собеседование. Что касается того, что я его доверенное лицо. Ну это не соответствует действительности. Были телефонные разговоры с Игорем Сергеевичем, да. Но звонил в основном он мне. Я ему не звонил.

Что касается технологии «сларесил». Указание на применение этой технологии было в администрации города ещё до того, как я пришёл. Сларесил — это такой короб. Я пришёл — на территории лежал короб, который ржавел. Я стал изучать вопрос. Проработывать. В том числе, по просьбе заместителя мэра Вильчинского. Сларесил — это действительно революционная технология. Она позволяет содержать дорогу в хорошем состоянии в условиях дифицита бюджета. И применение этой технологии сделало бы дороги лучше. Её надо использовать.

19:20 Адвокат Андрея Лушникова Руслан Янченко: Мы сейчас зашлушали действительно специалиста в области дорожного хозяйства. Хочу напомнить, что МУП являлось коммерческим предприятием. Да, арендовали автомобиль, это нормальная практика. У руководителя разъездной характер работы, а собственного автотранспорта не было. И оплачивалось это не из бюджета, а из собственных средств МУП.

Что касается счетов. И я даже не о том, что такое «платёжка», счёт. Речь шла об агентских договорах! И в счетах указывалось наименование банка, обслуживающего данного агента!

19:21 Судья: Реплики окончены. Последнее слово обвиняемых.

Андрей Лушников: Ситуации бывают разные. Вопрос только в том, как доказать свою невиновность. Я работал в интересах МУП. Я не совершал данных преступлений. У моей семьи нет средств для погашения штрафа. Следствию удалось выяснить, что за оформлением банковских гарантий стояли фирмы-однодневки. Я не мог об этом догадываться. Я считаю, что срок в 14 лет — это фантастический срок. Я за годы, которые провёл в СИЗО, встречал людей, которые совершали насильственные действия, у нас был вообще штатный киллер, и за 11 доказанных убийств он получил 11 лет. Я рассчитываю на компетенцию суда. Ваша честь, я верю, что вы профессионал, и не осудите невиновного человека.

19:29 Андрей Пушкарёв: Я не виновен и не передавал взятки своему брату. Если суд признает меня виновным, прошу не лишать меня свободы. Мне требуются операции. Восстановление функций питания, дыхания. Прокуроры попросили 8 лет условно с испытательным сроком в 5 лет. Спасибо гособвинителям за понимание. Однако это не позволит мне проходить лечение за рубежом. С такими диагнозами в России не выживают. Прошу максимально сократить испытательный срок.

19:32 Игорь Пушкарёв: В своём последнем слове я не хочу говорить опять об отсутствии доказательств моей вины. Я хочу сказать о другом.

Следствие и само не скрывало, что я оказался за решёткой из-за конфликта с губернатором Миклушевским. Моя победа в праймериз мешала Миклушевскому сформировать лояльное к нему правительство. Несмотря на то, что Миклушевского уже отправили в отставку, инерция правоохранительных органов настолько велика и не признаёт своих ошибок, что я до сих пор нахожусь за решёткой.

Я хочу коснуться дискредитации органов власти. В мой адрес на посту мэра была и критика, я многое не успел сделать. Но когда обвинение запросило 17 лет, даже мои критики были в шоке. Я просто хочу процитировать некоторые комментарии жителей в соцсетях и прессе. Я специально не называю авторов, это находится в свободном доступе. Я искренне благодарен этим смелым жителям…

Игорь Пушкарёв зачитывает комментарии из соцсетей. В первом тексте сравнивается срок, который просят для него обвинители, с другими резонансными делами. 

Следующий комментарий обращен лично к ИС: человек пишет, что он не педофил и не убийца, чтобы давать такой срок, при таком приговоре теряется вера в правосудие.

Другой комментатор пишет, что 17 лет — это чудовищная цифра, и что при Пушкарёве в городе чувствовался хозяин.

Следующий текст от человека, который лично знал семью Игоря Сергеевича. Он вспоминает, как мэр смотрел на ржавые суда и говорил, что хочет, чтобы они все работали, как учился на пятёрки и работал, как достигал успехов. 

В другом комментарии говорится, что прокуроры запросили такой срок от собственного бессилия

Очередной комментатор пишет, что с Пушкарёвым он пошёл бы в разведку.

19:45 Игорь Пушкарёв продолжает зачитывать комментарии в соцсетях.

Один человек пишет, что у него с Игорем Сергеевичем были разногласия, но этот срок — чересчур и дискредитирует саму правоохранительную систему.

Далее комментарий директора ДНС Дмитрия Алексеева, где он говорит, что при Пушкарёве была самая эффективная городская власть.

19:48 Игорь Пушкарёв продолжает: Почему меня судят не жители Владивостока? Почему меня судят в Москве? От лица жителей Владивостока выступают прокуроры, далёкие от нашего города.

Своё выступление я хочу закончить стихами Валентина Гафта. Прошу прощения за пафос, я не ассоциирую себя с героем: «Мамаша, успокойтесь, он не хулиган…»

Ваша четь, это моё последнее слово. Я рассчитываю на объективный и справедливый суд! 

19:49 Суд удаляется в совещательную комнату.

Судья: Приговор будет оглашён в 11:00 2 апреля 2019 года.


Как ранее сообщало агентство, сразу два слушания по делу экс-главы Владивостока Игоря Пушкарёва, бывшего директора МУПВ «Дороги Владивостока» Андрея Лушникова и возглавлявшего ранее группу компаний «Востокцемент» Андрея Пушкарёва состоялись 26 февраля в Москве. Мосгорсуд отказал адвокатам в удовлетворении апелляционной жалобы на решение Тверского суда о продлении меры пресечения – Игорь Пушкарёв и Андрей Лушников остаются под стражей, Андрей Пушкарёв – под домашним арестом — до 26 апреля. 

А в Тверском районном суде продолжились прения сторон. Аргументированную позицию о невиновности экс-главы Владивостока и абсурдности предъявленных обвинений представили адвокаты Александр Высоцкий и Константин Третьяков. Игорь Пушкарёв поддержал защитников, обозначив свои доводы иперечислив ляпы обвинения

Напомним, государственный обвинитель запросил 17 лет колонии строгого режима и штраф в размере 500 миллионов рублей для Игоря Пушкарёва.

Отметим, что экс-мэр Владивостока находится под стражей уже 2 года и 8 месяцев. Свою вину Игорь Пушкарёв категорически не признаёт.