Сельская интеллигенция вышла на тропу войны

 

Поток жалоб на бездействия властей Чкаловского сельского поселения в местные СМИ не прекращается. Очередной сигнал «SOS» поступил из Свиягино. Единственный на всю округу многоквартирный дом разрушается на глазах его жильцов. Однако, спасать муниципальное имущество чиновники не спешат. В изъеденных грибком стенах, под протекающей крышей, без воды и тепла вынуждены ютиться 18 семей, члены которых в большинстве своем — педагоги. Отчаянное положение обитателей этого аварийного жилья депутаты муниципального комитета поселения квалифицируют как преступление против сельской интеллигенции.

 

Однокомнатную квартирку на последнем этаже по улице Бумашкова, 40, где вынуждена ютиться с сыном Елена Аксенова, пригодной для проживания назвать трудно. Любая непогода превращает быт ее семьи в настоящее бедствие. После каждого дождя жилплощадь напоминает банно-прачечный комбинат с множеством разноцветных тазов, которых за последние годы хозяйка прикупила с запасом. По нескольку дней эти емкости красуются в самых неожиданных местах, где прольются дождевые струи. Вездесущая влага проникает повсюду и не щадит ни мебель, ни стены. И в таком положении вот уже много лет находятся практически все обитатели панельного дома, не видевшего за всю свою 30-летнюю жизнь ни одного капитального ремонта. При этом протекающая с третьего по первый этаж крыша — не единственная проблема жильцов дышащего на ладан строения. Больше полутора десятка лет — здесь нет воды. Привозную воду жильцы ведрами поднимают по лестнице в квартиры. Выполнять нелегкую работу приходится и женщинам, и детям. А потому каждая капля такой влаги — здесь на вес золота. По словам депутата поселения Виктории Васильевой засуха в этот дом пришла вместе с поломкой насоса на водонапорной башне. Менять сгоревший прибор никто не стал. Да и некому было. Учительский дом передавался из рук в руки, но хозяина так и не обрел.

— Сначала мы были на балансе районного управления образования, — прослеживает судьбу дома, в котором она живет много лет Виктория Васильева, — затем нас передали в обслуживающую компанию под управлением Синева, но и это ничего не изменило. Они от нас отказались. Теперь мы, похоже, ничьи…

Вслед за водой заложники свиягинской «коммуналки» лишились еще одной цивилизованной услуги — канализации. Сегодня сточные воды по трубам льются прямо в подвал и год за годом разрушают коммунальные системы и само строение. Дом превратился в плавающий крейсер. Зловонное озеро под ним не мелеет ни зимой ни летом, и ставит под угрозу последние признаки жилья, пригодного для людей — отопление.

Вопрос по этому дому и отоплению, в том числе, очень серьезный, — говорит начальник участка «Примтеплоэнерго», депутат поселения Николай Карев. — Из-за того, что в подвал стекают все фекалии, трубы гниют, разрываются и происходят порывы теплосети, и мы вынуждены отключать отопление до их устранения.

Сколько еще может продержаться в буквальном смысле на плаву этот опасный для обитания жилой дом? И можно ли считать строение пригодным для проживания, если в нём нет коммунальных услуг, трещат по швам стены и всюду царствует грибок? А также, до каких пор будет решаться вопрос с вывозом мусора, который сегодня складируется не только рядом с домом, но и детскими учреждениями? Ответы на эти и многие другие вопросы жильцы дома пытаются получить на протяжении многих лет. Но пока безрезультатно. А в промежутках между хождениями по инстанциям, люди как могут справляются с функциями профессиональных строителей и коммунальщиков: латают дыры на крыше, конопатят стены, откачивают воду из подвала, убирают мусорные свалки.

— Мы уже устали бороться, — безнадежно машет рукой Виктория Васильева. — Мы обращались много раз в администрацию поселения, администрацию района. К нам приезжали специалисты, составляли акт обследования, давали предписание нашему главе, говорили, что нас внесли в какие-то программы, осталось дождаться выделения каких-то средств… Но это, на наш взгляд, лишь отговорки и отписки. Если бы хотели — сделали бы. На конец 2011 года в бюджете поселения осталось около 14 миллионов рублей неосвоенных средств.

  • У меня такое ощущение, что нас не существует для местной власти, что мы самовольно построили этот дом и самовольно в него заселились. Почему люди, которые отвечают за полномочия поселения, не выполняют свою работу? Почему вместо того, чтобы готовиться к урокам, я должна спасать свое имущество? Если никаких мер принято не будет, мы обратимся к губернатору края, — пообещала от имени всех своих соседей — Елена Аксенова,