На диком рынке — дикие нравы

 

 

Борьба за доходный бизнес на рынках нашего города в этот ягодный сезон вышла далеко за рамки добросовестной конкуренции и цивилизованной торговли.

 

Самыми обездоленными и незащищенными в разразившейся войне за прилавок оказались мирные садоводы и огородники. Спекулянты ягодной продукцией диктуют им свои условия и цены. Передел торгового пространства не всегда идет гладко. Доходит и до рукоприкладства с угрозами.

Сладкая клубника из Спасска ценится далеко за пределами города и края. И не только своими вкусовыми качествами. Стоимость витаминной ягоды даже в разгар сезона в краевых центрах Хабаровского и Приморского краев достигает 300 — 400 рублей за килограмм. При этом главное звено в цепочке от грядки до прилавка — производитель — за свой труд и пролитый пот получает копейки. Отдавать за бесценок свой товар его вынуждает спекулянт. И ни о каких правах на 70-процентную прибыль от реализации собственноручно выращенной продукции, о которой говорил Дмитрий Медведев, слышать «дикарь» не хочет. Недовольство алчными перекупщиками ягоды среди садоводов и огородников прорывалось и раньше. Но в этом году бесконтрольный рынок, захваченный одной из национальных диаспор, как сообщили в редакцию садоводы товарищеского общества «Заманиха», перешел все рамки приличия. Из рядов перекупщиков изгоняются давние партнеры садоводов, с которыми за последние годы сложились взаимовыгодные и доверительные отношения. Вплоть до физической расправы. Вместо них рыночную нишу занимают те, кто крестьянский труд не ставит ни в грош и о культуре рыночных отношений знает лишь понаслышке. В этом сезоне на рыночной сцене появились и новые действующие лица — сборщики дани. По словам садоводов, это «крутые ребята», которые требуют плату за право торговать, как с садоводов, так и с перекупщиков.

— У нас ситуация вокруг кооператива сложилась просто страшная, — эмоционально рассказала во время встречи с корреспондентами садовод Татьяна Хитренко. — Бандиты бьют перекупщиков, которые платят нам достойные деньги за наши труды, а нас загоняют на базар, чтобы мы им свою ягоду за 50 — 80 рублей отдавали. А мы на этой ягоде полгода на четвереньках ползали. Нас просто грабят— и всё!

— Нам очень удобно было, — с горечью говорит о том, чем обернулась ломка сложившегося с годами механизма торговли для садоводов, Мария Шайдук. — Мы сюда к остановке всегда спускались и здесь у нас принимали ягоду. А тут проезжаем мимо — никого нет. И уже который день. Говорят, были разборки между перекупщиками, до крови избили мужчину…

Попытка новоиспеченных спекулянтов устранить конкурентов и продиктовать свои грабительские условия перечеркнула все надежды садоводов хоть как-то заработать на своих трудах прибавку к пенсии. Если так пойдет и дальше, считают садоводы, они, как прослойка населения, которая кормит городского жителя, просто вымрут.

— Представляете старушек, которым по 80 — 90 лет? — предлагает вникнуть в ситуацию поглубже Татьяна Хитренко. — Они же вообще не могут донести ягоду, а не то чтобы везти ее на рынок. Наши ребята это понимали, подъезжали прямо к домику, забирали продукт и платили хорошие деньги. Не обижали, короче, ни себя, ни нас. Но им запретили здесь появляться! Да еще избили.

— А нам некуда деваться. Точек сбыта нет, — делает акцент на отсутствии экономической политики в пользу садовода собеседница. — Раньше был консервный завод. Отнес продукцию, получил сахар или деньги — проблема снята. А теперь? В садоводческое общество ходит всего один рейс автобуса. И если все мы с ведрами ринем, то куда, на крышу? К тому же мы приезжаем в город уже в 8 часов вечера, а ягоду деть уже некуда, покупатель разошелся. Ну что — идем к оптовым скупщикам и отдаем товар даром, не выбрасывать же…

— Но это не самое главное, — со слезами на глазах продолжила она. — Страшнее всего — хамство. Например, договорились об одной цене, а когда ягода уже пересыпана в тару перекупщика, он дает вдвое меньше и говорит на ломаном русском: «Хватит тебе, иди отсюда, мне детей кормить надо и вообще кто ты такая?». Доходит и до прямых угроз. Обещали и стекла в автомобиле выбить, и дачи сжечь… Если так пойдет и дальше, на земле скоро некому будет работать. Нас и так осталось полторы тысячи садоводов-любителей на весь город, да и те все пожилого и пенсионного возраста.

Столкнувшись с произволом на ягодном рынке, делегаты от садоводов прямиком направились в Думу города:

— Думали, нас рассудят, подскажут, что нам делать, пообещают разработать законы, защищающие мелкого сельхозпроизводителя, — поделилась своими чаяниями Татьяна Хитренко. — Ну только слепой не видит, что без поддержки у нас последние кооперативы развалятся. Ведь молодые уже не хотят землей заниматься. А теперь и пенсионерам руки отбивают. Вот и получается, что президент вещает «за сельхозпроизводителя», а на месте он никому не нужен, проще есть китайские нитраты.

Но депутаты на такое красноречие, как утверждают ходоки во власть, лишь развели руками: это, дескать, рыночные отношения, и вмешиваться в частный бизнес они не уполномочены.

Последняя надежда садоводов — это правоохранительные органы.

— По данному факту, — заверил начальник уголовного розыска МО МВД России в Спасске Максим Ягодинец, — проводится проверка.

И призвал жителей города и района сообщать в полицию о подобных фактах разбоя и вымогательства, что называется, по горячим следам. Промедление в таких ситуациях — не в пользу пострадавших. Тем более что ягодный сезон такой короткий.