Оденем буренок в памперсы

Активная борьба с беспризорным скотом плавно выливается в войну против сельских животноводов. У них всё меньше прав и всё больше — обязанностей

Круче коровы с седлом может быть только корова в подгузниках

Заявление на подобную тему на полном серьезе пришлось рассматривать на днях Спасской полиции. Жителя села Буссевка изрядно рассердили местные буренки. На горе селянина путь на пастбище лежит мимо его дома, а способные к дрессуре животные готовы учиться чему угодно, только не пользованию туалетами и памперсами. Вот и натыкается он каждое утро на свежие лепешки у своего двора. Найти управу на рогатый беспредел он решил в полиции. К счастью, урегулировать этот нешуточный конфликт между соседями удалось малой кровью. Раз подгузники для коров еще не изобрели, стадо нечистоплотных буренок молодой хозяйке придется провожать не с кнутом, а с лопатой. Пока ворчливый сосед просыпается, «минное» поле у его дома уже прибрано. А остальным селянам — естественный фон сельской жизни, слава Богу, пока не мешает. А не то пришлось бы бедолаге подчищать всё село. А это несколько километров в оба конца ежедневно. Согласитесь, после таких прогулок охота обзаводиться живностью пропадет раз и навсегда. Впрочем, причин избавляться от рогатых кормилиц у селян и без того предостаточно. И они не всегда комического характера. По словам специалиста Хвалынского сельского поселения Натальи Апанасенко, в той же Буссевке скотина осталась примерно в трети личных подсобных хозяйств. И ее мнение подтверждают специалисты Территориальной Федеральной службы государственной статистики. По данным последней сельскохозяйственной переписи, из более 9 тысяч личных подсобных хозяйств Спасского муниципального района в 2006 году крупный рогатый скот содержался лишь в 2000 подворий. Тогда как еще пару десятков лет назад буренка-кормилица была визитной карточкой почти каждого сельского двора. Все вставали с петухами, дышали одним воздухом, и мычание коров никого не раздражало. Сегодня, оставшись в меньшинстве, животноводы то и дело входят в конфликт с мнением большинства, отдающего предпочтение более беззаботной жизни.

От комедии до трагедии – один шаг

В селе Хвалынка нетерпимость соседей на почве беспризорности животных повергла в шок не только впечатлительных барышень, но и закаленных мужиков. Полугодовалый телок, истекая кровью, из последних сил добрался в свое стойло и рухнул к хозяйским ногам. Чья-то злая рука превратила его нежную шкуру в решето. Острый нож прошелся вдоль всего хребта до десятка раз! Скотину пришлось дорезать.

И тема так называемого скотского бродяжничества, как показывает практика, останется головной болью полицейских и соседей до конца летне-пастбищного сезона. То буренка в чужой огород или поле проникнет, то от нее в лесу найдут лишь рога и копыта, то она станет участницей дорожно-транспортного происшествия. Но чаще всего полиция и поселенческая власть завалены жалобами граждан, у которых коровы похозяйничали в огороде или на клумбе. Такие протоколы оформляются пачками. А административная комиссия Спасского муниципального района только успевает выносить постановления о назначении административного наказания.. В прошлом году на основании Закона № 44 КЗ ПК «Об административных правонарушениях в Приморском крае» от 5 мая 2007 года были наказаны или получили предупреждения 118 владельцев скота, в этом — уже 69.

— Проблема с беспризорным скотом чаще всего возникает там, где главы сельских поселений не организовали должным образом выпас скота. Во многих селах нет подходящих мест под пастбища, а также не ведется должным образом его рекультивация, то есть подсев многолетних трав. Большая проблема с пастухами. Между тем, всё это полномочия сельских поселений, — говорит председатель административной комиссии Спасского муниципального района Аркадий Калита, давая понять, что закон не применяется с шашкой наголо, и каждая ситуация тщательно анализируется членами комиссии.

И дополняет:

— Но с владельцев скота — будь то физические, должностные или юридические лица — ответственности за содержание животных и контроль за их выпасом никто не снимал. Штрафы могут быть от 500 рублей до 15 тысяч, в зависимости от формы собственности.

Корова бывает бродячей только от жизни собачьей

Буренка является спутницей и помощницей человека на протяжении многих тысячелетий. Она и кормила, она и одевала, она и соху в поле тянула. И всё это время она была и остается всё тем же жвачным и стадным животным, которому необходим свежий и сочный луг, да относительная свобода. А вот отношение человека к своей помощнице постоянно меняется. В Индии — она священное животное, которое гуляет и чистит свои чакры от продуктов жизнедеятельности где вздумается, даже прямо в центре столицы, а предприимчивые индийцы упаковывают лепешки в целлофан и продают туристам. В Австрии – она находится под самым жестким в мире законом в защиту животных. Здесь наряду с ограничениями в отношении других животных считается преступлением связывание домашнего скота тугими веревками. Нарушителям закона грозит штраф до 15 тысяч евро. И только в России доходит до абсурда. Отношение к сельскому хозяйству вынуждает держать крупное рогатое животное на коротком поводке у ноги хозяина.

— Сегодня же куда глазом не кинь, везде частная собственность, корову выгнать некуда, а она же скотина, куда-нибудь да залезет, — также недоумевает по поводу соседской нетерпимости буссевский пенсионер, в хозяйстве которого несколько коров, Иван Петрович Балабанов. — А в советские времена было до 500 голов скота только у населения, да плюс еще совхозное стадо. И всем места хватало. У каждого был свой надел покоса. Молоко принимали, да еще кормами обеспечивали. А что сегодня? Литр молока 14 рублей стоит, а мороки на все сто. Вот и сбывают люди скот. В Буссевке весной было около ста коров. Сейчас — в половину меньше.

— Я был когда-то преуспевающим человеком, но потом решил заняться хозяйством. Обрадовался, что есть хорошие перспективы. Стал вкладывать деньги, развиваться. У меня было большое стадо — до 200 овец и пяти коров. Сегодня я уже наполовину всё распродал. Пойду наниматься куда-нибудь на работу за копейки. Вести хозяйство стало совсем невыгодно. Вкладываю больше, чем получаю. Поддержка крестьянско-фермерских хозяйств у нас только на словах, — обозначил еще одну проблему житель села Хвалынка Сардарбек Абдулаев. — Хотел взять кредит в Россельхозбанке — мне отказали. И открытым текстом объяснили: если бы у вас был автомобильный бизнес — тогда другое дело. А животноводство — дело нерентабельное…

Огород от слова городить

Как видим, у загнанного в угол крестьянина сегодня противников больше, чем союзников. И если врагами его уже стали даже ближние его, то есть соседи, то о каком возрождении села может идти речь. В общем, нашла коса на камень. И всё же, пока на деревне остались думающие всесторонне люди, шанс есть. Бывший глава администрации теперь уже бывшего Новосельского поселения Валерий Пальмин один из немногих руководителей местного самоуправления, кто чаще всего становился на сторону владельцев животных в спорных ситуациях.

— Согласно статье 137 Гражданского кодекса РФ, к животным применяются общие правила об имуществе. В соответствии со статьей 210 собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества. И в случае нанесения ущерба крупным рогатым скотом другому собственнику ответственность ложится на собственника скота. Но ведь согласно тому же закону, огород — тоже собственность граждан, и они обязаны предпринимать меры для его сохранности. То есть поставить изгородь. А если речь идет о полях сельхозпредприятий, то там тоже должна быть охрана. Ведь имели же колхозы в свое время специальных объезчиков полей, которые стерегли посевы от потравы скотом, — советует взглянуть на ситуацию с несколько другой стороны Валерий Пальмин.