Страх и трусость — разные вещи [ВИДЕО]

В Спасске-Дальнем и Спасском районе проживает около 100 афганцев, защищавших границу бывшего СССР с 1979 по 1989 годы. Среди них был Игорь Копьёв, который отправился в горячие точки будучи 17-летним мальчишкой. К счастью, домой он вернулся целым и невредимым, получив медаль «За отвагу».

Это сегодня Игорь Копьёв спокойно рассказывает о том, что ему пришлось пережить в свои 17 лет. Тогда без малого два года нахождения в Афганистане показались ему нескончаемым ужасом. В горячую точку он попал в декабре 1983 года. К тому моменту парень окончил Суворовское военное училище и для дальнейшего обучения был направлен в Ташкентское высшее общевойсковое командное училище имени В.И. Ленина, где готовили горных стрелков. Однако с первого курса его отчислили, после чего и направили в войска.

afgan 3— Сначала я был на ташкентской «пересылке», — с волнением в голосе рассказал Игорь Копьёв. — Это было всего сутки, но отнюдь не самые легкие. Там было как в фильме «9 рота» — жесткая дедовщина — лупили всех. Потом я прибыл на кабульскую «пересылку». Там пробыл 28 дней в нечеловеческих условиях. Мы жили в армейских 30-местных палатках, спали на голых железных койках. Кормили нас два раза в день. Утром — банка ставрид в томатном соусе и жменя сухарей. Вечером, если прапорщик трезвый, — еще жменя. Помыться, побриться там, естественно, условий не было.

Следующим пунктом назначения был город Кундуз, что в северной провинции Афганистана. Там размещался 149-й гвардейский полк.

— Когда нас привели в дивизию, из штаба выбежал писарь. «О, новенькие! — воскликнул он. — Если в дивизию попадете — служить можно будет, а если в полк, то всё — считайте, что вы убиты». Тогда мы не придали этому значения, но в итоге все попали в полк… Когда нас привели в склад переодеваться, первое, что я увидел: с одной стороны лежала одежда, а с другой… стояли гробы. Их было очень много…

Игорь Иванович вспоминает, что в течение двух месяцев служба была более чем спокойной. В апреле 1984 года юноша первый раз ощутил, что такое жестокая кровопролитная война. Во время очередной операции, когда солдаты тянули колонну с оружием и продовольствием от Кундуза до Файзабада, их первый раз обстреляли духи.

— В основном они стреляли по наливникам (бензовозам), в которых мы везли солярку. А они ведь вспыхивают как факел! Тогда всё гремело, раненые кричали… Я, если честно, испытал ужас! У меня тряслись руки, ноги, к горлу подкатывал ком — тошнило… Этот бой шел 15-17 минут, а мне показалось – целую вечность!..

Афганец вспоминает, что в то время погибнуть можно было отнюдь не в бою. Маджахедыafgan 6 минировали всё: часы, магнитофоны, даже детские игрушки.

— Тогда у нас еще были кассетные маленькие магнитофоны, — вспоминает Игорь Копьёв. — А тут стоит Sharp последней модели… Естественно, мы подбирали.

Эти же предметы было опасно покупать в магазинах.

— Иногда в дуканах «наши» покупали игрушки, и они взрывались уже здесь, дома, убивая детей… Как-то транспортник разбился. Люди уже летели домой, а перед этим кто-то купил магнитофон…. Все погибли.

А во время очередной операции в горах, когда афганцам необходимо было блокировать банду маджахедов, 48 человек из взвода и вовсе замерзли насмерть… Зимы в Афганистане очень суровые. А солдатам нередко приходилось ночевать на голой холодной земле.

— У подножия гор тогда шел дождь, а в горах снега было по пояс. Мы сначала вымокли насквозь, а потом стали искать ямы… Обычно мы ложились туда человек по 5-6, чтобы греться друг об друга, накрывались плащ-палаткой, зажигали фальшфейер… Вроде становилось тепло, но все равно всю ночь снилось теплое одеяло…

Игорь Копьёв рассказывает, что никогда русские солдаты не оставляли своих погибших друзей на поле боя, все они были отправлены домой в цинковых гробах. Однако это еще одна страшная картина, которая до сих пор всплывает в голове.

— После каждой операции погибших свозили в одно место, — говорит он. — Потом от каждого взвода приходили солдаты и растаскивали своих…

После операции в горах у Игоря Ивановича было еще немало опасных операций. Тогда он уже был снайпером. Но самый жестокий бой афганец не забудет никогда. Солдаты ждали караван с наркотиками, но вместо него появился другой, многочисленный караван. Взводный приказал атаковать.

— Бой был такой сильный, что у автоматов перегревались стволы и пули падали прямо возле нас. Нам повезло, что вертушки наши уже шли с боевых без боекомплекта. Одна зависла над нами. В первую очередь туда мы закидывали тела погибших товарищей. В это время вторая вертушка отгоняла духов… После этого боя от взвода в 28 человек осталось всего четверо, и то все были раненые и контуженные…

afgan 2За этот бой Игорь Копьёв был удостоен медали «За отвагу». А в августе 1985 года для Игоря Ивановича всё закончилось — он вернулся домой. На вопрос: «Что же помогло выжить?» воин-интернационалист с улыбкой ответил:

— Думаю, что здесь у меня еще есть какие-то дела!.. А тогда я должен был жить ради младшего брата… Знаете, наверное, я родился в рубашке. Когда из 28 человек выживает всего четверо и ты в их числе — это говорит о чем-то!..

Игорь Иванович отмечает, что война в Афганистане в корне поменяла его мировоззрение. Жизнь стала иметь гораздо больший вес, чем раньше — осознание ее ценности приходит именно в тот момент, когда ты висишь на волоске от смерти. А еще в людях он начал видеть то, чего не видел раньше…

— Когда я рассказываю о войне в Афганистане школьникам, они часто спрашивают: было ли мне страшно? Я отвечаю, что страх присутствует всегда! Хоть месяц ты там был, хоть два года, хоть на первые боевые едешь, хоть на последние… Страх присутствует, но две разные вещи — страх и трусость! Человек может в первом бою испугаться, но если он трус, он и останется трусом!

Афганцы говорят, что огромное значение тогда имели человеческие взаимоотношения. Зачастую приходилось спасать друг друга и самому лезть под пули. Поэтому афганская дружба — особенная. За время войны люди становились семьей!

— У афганцев существует такое понятие как afgan 8боевое братство, — говорит воин-интернационалист. — Я знаю всех спассчан, кто был в Афгане, мы часто встречаемся, общаемся, помогаем друг другу. У нас даже обращение друг к другу «брат». Самому старшему из нас уже 84 года, но мы все наравне… Были и такие случаи. Один старослужащий невзлюбил молодого и при каждой возможности обижал его. Но когда в Фанабаде нас стали обстреливать и молодого бойца ранили, тот по собственной инициативе полез под пули и вытащил его. В части их взаимоотношения не изменились, но он его не бросил в тот момент…

Вот уже на протяжении тридцати лет в Краеведческом музее им. Нины Береговой хранятся личные вещи Игоря Копьёва, которые представляют огромную ценность как для музейных работников, так и истории в целом. Здесь фотографии, на которых запечатлены лица погибших друзей, почетные грамоты и даже тот самый патрон, в который каждый раз перед боем Игорь Иванович вставлял записку со своими данными. На Почетной грамоте ЦК ВЛКСМ, которую бойцу дали за операцию в городе Ханабад, даже остался рваный след от пули. Солдат обстреляли уже по дороге домой…

afgan 7Вернувшись из горячей точки, Игорь Иванович работал на железной дороге, в ПЧ-9, а последние 14 лет достойно трудится на Спасскцементе. У него четверо детей и трое внуков. И он всей душой надеется на то, что никому из них никогда не выпадет такой тяжелой доли!