В 92 отметила новоселье [ВИДЕО]

Ветеранов Великой Отечественной войны продолжают обеспечивать жильем в рамках федеральной программы. В январе новоселье отметила 92-летняя Ольга Николаевна Мазуренко, участница битвы под Сталинградом.

Когда началась битва под Сталинградом, Ольге Мазуренко было 20 лет. В то время она жила в Краснодаре и работала в типографии, где издавалась газета «Советская Россия». Когда город начали бомбить, первые раненые поступали именно в Краснодар. Молодежь активно стали привлекать в ряды санитаров. Среди них была и Ольга Николаевна. Днем она работала, а ночью помогала носить раненых. А когда в Новороссийск стал формироваться военный санитарный поезд — 200, она вместе с подругой решила ехать.

— Мы не ощущали страха! — вспоминает Ольга Николаевна. — Осознание того, что это война, еще не пришло, ведь все случилось мгновенно. Мы уехали. А там уже страшные бомбежки были. Наш эшелон подвезли под погрузочную площадку. Туда подошла открытая баржа с тяжело раненными солдатами. Они лежали как бревна… Грузить надо было очень быстро, потому что бомбежки были по расписанию: через каждые полчаса. Кого успели — схватили, кого не успели — пришлось оставить. И быстро-быстро назад — все рельсы уже были раздолбаны. Что там можно было успеть?.. У меня эта баржа всю жизнь в голове…

Оттуда ВСП-200 отправился в глубь России. У него было центральное направление: Краснодар-Москва-Берлин. А в самый разгар войны команду отправили в Сталинград, в знойные степи. Вокруг были одни пески. Ольга Николаевна вспоминает, что работать приходилось более чем в экстремальных условиях. Немцы летали над полями круглыми сутками, поэтому нужно было создавать видимость, что поезд брошен. Раненых собирали только ночью.

— Я за всю войну не видела ни одного «нашего» самолета — одни немецкие летали вокруг, — вспоминает ветеран ВОВ. — Раненые лежали на поле, их было очень много… А немцы все контролировали. В светлое время суток выходить из поезда было нельзя! Однажды, когда рассвело, двое парней увидели наш поезд и побежали к нам. Их расстреляли за секунду!.. Я работала тогда в четырнадцатом вагоне — в нем перевозили тяжело раненных солдат. А в следующем был изолятор. Некоторые в горячке вели себя непредсказуемо…

Женщина вспоминает, что их поезд состоял из пятнадцати вагонов по сорок восемь мест в каждом. Но раненых было так много, что в один вагон грузили сразу по 150 (!) человек. Ольга Николаевна признается: сколько б не прошло лет, воспоминания о войне не забудутся никогда!

— Обычно песок имеет серый цвет, а там песок был темно-темно-коричневый, — он был напитан кровью! Мы ходили по нему как по вате. На поле боя валялись разорванные деньги, котелки, каски, но сапоги были с ногами… В то время воевали даже десятиклассники, потому что больше уже некому было. Родители, наверное, до сих пор ждут какой-нибудь весточки, а их давно нет в живых…

Ольга Николаевна считает, что работала в Богом охраняемом поезде. Это и помогло выжить!

— Сколько мы народу вывезли оттуда — вспомнить страшно! Немцы стреляли из пулемета, бросали зажигательные бомбы, а наш поезд все равно уцелел и даже в 1946 году, когда была война на Дальнем Востоке, наш поезд еще хотели отправить туда… Я помню, что Сталин нанял священника, посадил его в самолет и тот, облетев Москву, пел молебен о спасении. И вот, Господь нас спас! Это точно!.. baba 2

После войны женщина приехала в Приморский край, село Спасское, где вышла замуж и воспитала троих замечательных детей. Вместе с мужем они построили дом, где прожили более пятидесяти счастливых лет. А в январе Ольга Николаевна отметила новоселье! Двухкомнатная квартира по улице Парковой стала хорошим подарком в новом году и вознаграждением за долг, отданный Родине.

— Квартиру я, конечно, ждала долго: и то не так, и это не так, — рассказала Ольга Николаевна. — Сын три или четыре раза ездил во Владивосток. И здесь с документами было много проблем. Но вот уже с 15 января я живу здесь и очень довольна. Мой дом в селе разрушается. К тому же печку топить надо и уголь таскать — у меня уже сил нет! В новой квартире я постепенно обживаюсь, привыкаю, но еще тянет туда. Летом, наверное, там буду.

И хочется верить, что ветеран ВОВ проживет еще не один десяток счастливых лет, а молодому поколению будет кому вручить в День Великой Победы букет красных гвоздик и от чистого сердца поблагодарить за мирное небо над головой!