Вечная слава Красной Армии! [ВИДЕО]

Veteran Lut 

 Нелегко досталась Победа советскому народу. Много горя пришлось перенести людям. Своими воспоминаниями о войне поделилась Клавдия Алексеевна Лут. 

Она родилась 14 августа 1925 года в селе Макарово Ширяевского района Одесской области. Клавдия рано осталась сиротой. Когда девочке исполнилось 7 лет, у нее умерла мама. На воспитание ее взяла тетка.

— Когда началась война, мне было шестнадцать, — вспоминает Клавдия Алексеевна. — Я хорошо помню, как наши отступали. Многие говорили, что они скоро вернутся и дадут прикурить врагу. А потом пришли фашисты. Через село, где мы жили, прошло много наших пленных солдат. Они шли, понурив голову. Были и те, кто сбегал, но прятаться было негде, и их ловили и расстреливали.

Когда пришли фашисты, тетка, чтобы не привлекать внимание немцев, одевала Клавдию в грязную одежду, лицо мазала сажей. По рассказам ветерана, были в их селе и предатели. Они выдавали коммунистов фашистам. Многие сельские коммунисты были расстреляны и повешены.

— Нас немцы заставляли работать на полях, сеять пшеницу, сажать кукурузу, подсолнечник, — говорит Клавдия Лут. — А урожай они отправляли в Германию. Но нам ведь тоже надо было есть. Вот мы и крали. Как иначе? В шапках семечки выносили. Тем и жили. А стебли подсолнухов шли на дрова.

Жители села двери практически не закрывали, ведь в любую минуту могли зайти немцы.

— Они заходили как к себе домой и требовали «млеко», «яйки», — рассказывает Клавдия Алексеевна. — А вот когда их уже наши гнали, они ели всё подряд, не перебирая.

Однажды ночью в дом, где жила Клава, зашли четыре замерзшие фашиста с ватными одеялами на спинах. Трое легли спать, а один с пистолетом охранял их. И вдруг по селу пошел шорох. Фашисты подскочили — и в сарай, где их лошади стояли. Но не тут-то было: лошадей в сарае не было.

— Они пешком и подрапали, — вспоминает Клавдия Алексеевна. — Как потом оказалось, село было окружено нашими. Они приметили фашистов, но не стали открывать огонь, чтобы жители не пострадали, а потихоньку вывели лошадей из сарая. Успели фрицы убежать или нет — я не знаю. Но одного немецкого солдата мне и сейчас жалко. Он был молодой. И когда наши его схватили, сказал, что мама у него полячка и он не хотел воевать, но Гитлер заставил. Несмотря на это, его расстреляли. Ведь пленных надо куда-то девать, а было некуда.

После освобождения Одесской области Клавдию взяли в армию. И если бы не поддержка старшей подруги Маруси, первые месяцы военной жизни Клавдия вряд ли бы выдержала. Девушки стояли на посту, стирали белье, оказывали первую помощь раненым.

— Спали на соломе или где-нибудь в поле, — вспоминает Клавдия Лут. — Ели мы мало. Хлеба давали чуть-чуть: хочешь за раз съешь, а хочешь — оставляй на три раза.

Часть, где служила девушка, держалась Третьего Украинского фронта. И когда освободили Болгарию, стала базироваться в Софии. Болгары встретили освободителей цветами и хлебом-солью. На плакатах встречающих было написано: «Вечная слава Красной Армии!»

— Вот в Болгарии уже было легче, — рассказывает Клавдия Алексеевна. — Нам дали прачечную. Мы стирали в машинках, и тут же был гладильный цех. Гладильная машина была большая. Мы брали простынь с двух сторон, прогоняли ее через эту машину, и простынь выходила, как картина.

Девушек поселили в общежитие, питались они в столовой, да и отношение болгар к русским было очень дружелюбное.

— Болгары очень хорошие, гостеприимные, — говорит ветеран. — Они нас встретили как освободителей. Если нам давали увольнительную, мы шли на рынок. А там много фруктов. И за ними очередь. Нас брали за руку и вели к прилавку в обход очереди. А в автобусе или троллейбусе уступали место. Победу мы встретили в Софии.

В этот день в столице Болгарии был праздник. Все: и болгары и русские собрались на главной площади. И был победный салют.

В Софии Клавдия Алексеевна встретила своего будущего мужа Дмитрия. Он был танкистом. За ним Клавдия после войны и приехала в село Хвалынка Приморского края. Здесь ей тоже пришлось не сладко — климат не подошел. Но, не смотря на это, она родила и вырастила троих детей, девятерых внуков, четверых правнуков.