Заповедник «Ханкайский»: ставка на просвещение

11
В конце прошлого года Государственный природный биосферный заповедник «Ханкайский» отпраздновал свое 25-летие. В наступившем году он отметит 20-лет с момента образования российско-китайского заповедника «Озеро Ханка», частью которого сам является. Ну, а в следующем году ровно 100 лет исполнится всей заповедной системе России. Что представляет собой «Ханкайский» на перекрестке столь значимых юбилейных дат, чего достиг и к чему стремится, с какими сталкивается проблемами?

 
Постановление о создании заповедника «Ханкайский» было подписано 28 декабря 1990 года. С тех пор эта дата считается его официальным Днем рождения. За минувшие с тех пор 25 лет коллективу природоохранного учреждения удалось достигнуть многого.

— Оглядываясь назад, могу сказать, что за эти годы заповедник достаточно крепко встал на ноги, — рассказывает директор Ханкайского заповедника Юрий Сушицкий. — Начинали с трех  арендованных маленьких комнат. Одна — кабинет директора, вторая — бухгалтерия. Третья — для остального коллектива. Сейчас у нас солидный офис, хоздвор с ремонтными мастерскими, где десятки видов различной техники. А главное, есть людские ресурсы — слаженный коллектив, позволяющий выполнять все стоящие перед заповедником задачи.

С 1976 года уникальные, с точки зрения биологического разнообразия, водно-болотные угодья озера Ханка находятся под юрисдикцией Рамсарской конвенции, а в 2005-м  заповедник «Ханкайский» был включен в программу ЮНЕСКО «Человек и биосфера» как биосферный резерват. Все эти годы в нем ведутся серьезные научные исследования.

 
Биосферный статус «Ханкайского» предусматривает, в том числе, установление тесных контактов с людьми, живущими рядом с заповедником. Во многом это осуществляется, благодаря проводимой его сотрудниками эколого-просветительской деятельности. Большую надежду они возлагают на более восприимчивое молодое поколение жителей Приханковья. Его взрослое население сегодня испытывает немало жизненных проблем. Безработица — одна из самых насущных. Она же — причина совершаемых людьми противоправных действий, в том числе — браконьерства.

— Если нечего есть, как ни охраняй, хоть на каждую кочку инспектора с ружьем посади, попыток вторжения на охраняемые территории не пресечь, — считает Юрий Петрович. — Да, мы защищаем природу от посягательств, но при этом отнюдь не являемся сторонниками репрессивных мер. Ставка не на них, а на просвещение граждан в вопросах: для чего нужен заповедник и чем он занимается. В этом плане у нас уже есть успехи.

Лучшая форма убеждения — взаимодействие на основе обоюдной выгоды. Многие природоохранные учреждения мира реализуют его посредством экологического туризма, в сопровождение которого всегда органично встраивается местное население. Собираются развивать экотуризм и в Ханкайском заповеднике. Однако, есть масса сложностей, препятствующих ему. Прежде всего, это — отсутствие необходимой инфраструктуры.

— Проблема любого туризма, экологического тоже — добраться до места, — объясняет Юрий Сушицкий. — Чем примечателен наш заповедник? — Дикой природой. Но до дикой природы необходимо еще добраться. То есть, нужны дороги.

Продолжающийся на протяжении ряда лет небывалый разлив Ханки принес заповеднику немалый ущерб.

— Особо опасно, когда высокий уровень воды сочетается с северным ветром. Он гонит большую волну, и та разбивает все прибрежные постройки. Наши здания тоже пострадали, — сожалеет Юрий Петрович. — К сожалению, смыло и высаженную  сотрудниками заповедника и уже хорошо подросшую рощу краснокнижной могильной сосны.

Будет ли и дальше разливаться древнее озеро Ханка или вернется в свои прежние берега? Что стало причиной этого явления и долго ли ему еще длиться — ответы на этот вопрос должны дать ученые. На одном из совещаний по этому поводу при губернаторе края побывал и Юрий Сушицкий.

— Академики сказали: мы не можем дать однозначного ответа, — проинформировал он. — Для проведения всевозможных исследований нужны серьезные финансовые вливания. Причем, исследования нужно проводить не только с нашей, но и с китайской стороны. Буквально несколько дней назад я слышал по радио, что Россия обратилась к Китаю за некоторыми данными, которые могут пролить свет на то, что же все-таки случилось. Может, они что-то построили там, зарегулировали сток воды. Или, наоборот, распахали.

Природные катаклизмы не мешают коллективу заповедника с оптимизмом смотреть в будущее и поступательно двигаться по пути решения своих многочисленных задач и реализации намеченных целей. Хорошо оснащенный технически, заповедник сегодня, пожалуй, нуждается лишь в одном — собственной авиации.

— У нас в России это пока не развито, — говорит директор Ханкайского заповедника. — В той же Америке (приходилось бывать) почти в каждом заповеднике есть 2-4-местный самолетик. Бензина он потребляет примерно, как джип, и стоит относительно не дорого. И пусть нет дорог, с самолета исключительно легко считать зверей, проводить охранные мероприятия, следить за пожарной обстановкой.

О возможности когда-нибудь увидеть с воздуха несметные стаи птиц, уходящую в горизонт безбрежную гладь заповедного озера и прилегающие к нему заливные луга, будем мечтать и мы, журналисты, чтоб наполнить свои репортажи о заповеднике яркими впечатлениями и выразительными деталями. А пока пожелаем сотрудникам «Ханкайского» и дальше достойно трудиться над сбережением и приумножением уникальных природных богатств нашей малой Родины.