«Нельзя вывести бизнес из предпринимателя»: В чем была ошибка Пушкарёва?

Резонансное дело бывшего мэра Владивостока приближается к развязке

Несколько месяцев назад, 9 апреля, Тверской районный суд Москвы принял одно из самых жёстких решений по коррупционным статьям в истории России. Инстанция признала экс-главу Владивостока Игоря Пушкарёва виновным в получении крупной взятки, подкупе, превышении служебных полномочий и приговорила его к 15 годам в колонии строгого режима. Родной брат мэра Андрей получил условный восьмилетний срок, а гендиректор МУП «Дороги Владивостока» Андрей Лушников – десять лет «строгача». Кроме того, все осуждённые обязаны выплатить штрафы – каждый в размере полумиллиарда рублей, сообщает РИА VladNews со ссылкой на MK.RU.

Дональд Трамп – пожалуй, самый известный в мире бизнесмен, ставший главой государства. В России предприниматели достигают, как правило, локального успеха, становясь руководителями регионов. Но и такой успех, как показывает история владельца «Востокцемента» Игоря Пушкарёва может закончиться крушением. А всё потому, что государственное управление и бизнес-менеджмент на поверку оказываются слишком разными вещами.

Да, закон суров, особенно когда касается борьбы с коррупцией. Вот только на самом ли деле фигуранты виноваты в том, что им было инкриминировано?

По свидетельствам журналистов, вердикт не оставил Владивосток равнодушным.

«Процесс произвёл на общественность города шокирующее впечатление», — констатировала в дни вынесения приговора газета «Коммерсант».

«Судя по опросам экспертов и жителей города, и сегодня, уже после суда, в городе мало кто верит в виновность экс-главы города», — так прокомментировало вердикт издание «Золотой Рог».

Настроения жителей Владивостока понятны. За восемь лет на посту мэра Пушкарёв сумел добиться определённых успехов: в городе,  впервые с советских времен, возобновилось строительство социального жилья, открылись десятки новых школ, поликлиник и детских садов, обновился общественный транспорт. А ещё Пушкарев справился с, вероятно, главным вызовом на посту мэра Владивостока: успешно подготовил город к саммиту АТЭС-2012. Как вспоминают очевидцы, президент России Владимир Путин лично поставил перед Пушкарёвым задачу «достойно подготовить город к форуму». И тот отнёсся к поручению со всей ответственностью, даже вкладывая в проект «продукцию семейных предприятий». И тут – минуточку внимания. Дело в том, что экс-мэр Владивостока не был чиновником, всю жизнь проведшим на госслужбе. Он занял кресло градоначальника, перебравшись в него с поста собственника одного их крупнейших предприятий на Дальнем Востоке, холдинга «Востокцемент». Группу компаний он переписал на родственников, но оставил под своим контролем.

Перефразируя одну известную поговорку, «можно вывести предпринимателя из бизнеса, но нельзя вывести бизнес из предпринимателя». Очевидно, поэтому Пушкарёв, став мэром, начал рассматривать холдинг как инструмент для развития нового актива – Владивостока. Как показали дальнейшие события, эта стратегия оказалась губительной.

Защита Пушкарева излагает факты: будучи мэром, Пушкарев продолжал полностью контролировать все финансовые потоки «Востокцемента». Он просто распоряжался своими собственными средствами, получал прибыль от работы своей собственной компании. Эти эпизоды обвинение трактует как получение взятки. Кроме того, «Востокцемент» простил муниципальному учреждению «Дороги Владивостока» почти миллиардную задолженность, а сам понёс убытки от сотрудничества с муниципалами в размере почти 1млрд. рублей. Эта задолженность трактуется следствием как убыток муниципального учреждения, несмотря на то, что это не финансовые потери предприятия, а только задолженность, к тому по большей части уже списанная. Адвокаты указывали, что их клиент воспринимал взаимодействие холдинга с «Дорогами Владивосотока» как «социальный проект» и «подарком городу».

Здесь показательны признания представительницы «Востокцемента» Надежды Эповой. Она заявила суду, что «все в компании знали, что задолженность МУПВ «Дороги Владивостока» растёт. Но Игорь Сергеевич сказал: «Не жалейте, это для города»». В итоге так и случилось, то есть фактический владелец холдинга, по формулировке журналиста Андрея Калачинского, «сумел бесплатно добыть для Владивостока стройматериалов почти на миллиард рублей».

Но вернёмся к взаимоисключающим параграфам. Помимо прочего следствие считало, что расчёты между «Востокцементом» и МУП велись по завышенным ценам. Это подтвердилось одной экспертизой, но было опровергнуто другими. Суд предпочёл основывать свои решения на той, что дала положительный результат.

Вообще, у стороннего наблюдателя вполне может сложиться впечатление, что фемида во многом заняла в процессе сторону обвинения и не пожелала прислушиваться к адвокатам подсудимого. Но полагаю, что акценты здесь могут быть и иные: с центральных теле каналов страны постоянно говорят о борьбе с коррупцией, и эти слова не могут не влиять на тех, кто ведёт её на передовой. Так и появляются «игори пушкарёвы» – вероятно, системе достаточно любого формального признака, который может быть истолкован как коррумпированность, чтобы по накатанной довести дело до суда и обвинительного заключения.

А теперь пара слов о том, почему владельцу «Востокцемента» во избежание нынешних неприятностей не следовало переносить бизнес-приёмы на управление Владивостоком. И почему суду не стоило слишком буквально подходить к вынесению приговора Игорю Пушкарёву.

Экс-мэр по сути смешал в одну кучу частную собственность с государственной, попытавшись силами успешной группы компаний решить городские проблемы. Кое-что ему, очевидно, удалось сделать, но теперь эти усилия можно трактовать как незаконное предпринимательство. «Хотели, как лучше, а получилось, как всегда», — мог бы сказать по такому случаю Виктор Черномырдин.

А, Игоря Пушкарёва в свою очередь, поставили в один ряд с действительно продажными чиновниками, сделавшими состояние исключительно на госслужбе. Возможно, суд слишком доверился следствию или пожелал примерно наказать «разоблачённого» взяточника. Впрочем, ситуация ещё может измениться.