Это было, было

Четыре года Гражданской войны и интервенции на спасской земле оставили не только память о тех событиях, но также материальные и документальные свидетельства. Часть из них представлена в экспозиции Спасского краеведческого музея им. Н. Береговой. О них в беседе с нашим корреспондентом рассказал Сергей Иващук, организатор экскурсий музея, основатель и модератор группы «Град Спасов. От царей до наших дней» в «Одноклассниках».

 

Осталась лишь фотография

Сергей Александрович, мы находимся рядом с экспозицией, посвященной Гражданской войне и интервенции в нашем городе и на Дальнем Востоке. Экспонатов здесь много, с чего начнем наш обзор?

— Пожалуй, с фотографии памятника, который чехословацкие легионеры поставили своим соотечественникам, погибшим при первом штурме Спасска в 1918 году. (Откуда они появились в нашем городе, я подробно рассказывал в публикации «Павшим за власть Советов» в № 14 газеты «Спасск» от 12 апреля 2022 года). Этот памятник когда-то стоял в районе подстанции. В воспоминаниях чехов сохранилась информация и фотография памятника с подписью «Спасское». Сам мемориал до наших дней не дожил, но в экспозиции есть фотокопия пофамильного списка захоронененных.

Почему «Спасское», ведь памятник, вы сказали, стоял в районе подстанции?

— Когда они писали «Спасское», то имели в виду город Спасск. Есть версия, что чехов потом перезахоронили во Владивостоке рядом с другими бойцам чехословацкого корпуса. Однако эту информацию теперь невозможно ни подтвердить, ни опровергнуть.

Нужно добавить, что памятников чешским легионерам на российских вокзалах и площадях осталось довольно много. В свое время Минобороны Чехии проводило большую работу по увековечиванию их памяти, активно спонсировали восстановление и реставрацию мемориалов. Для нас они были интервентами, а для чехов – национальные герои, борцы за свободу и независимость Чехии. В Первую мировую они выступили союзниками царской России в войне с Австро-Венгрией, из-под владычества которой хотели освободиться. Но в 1918 году большевики заключили мир с Германией. Россия не собиралась больше сражаться за независимость Чехии и им самим такой возможности не дала. До сих пор эксперты спорят по поводу роли чехословацкого корпуса в развязывании в России Гражданской войны. Одни говорят, что на это повлияла их организованная вооруженная сила. Другие утверждают, что гражданское противостояние у нас началось задолго до этого. Но то, что мятеж чешских легионеров послужил детонатором для начала в России военного этапа борьбы за власть, трудно было бы отрицать.

           

«Мундир английский, погон французский»

Вот еще интересный экспонат: то ли лопата, то ли мотыга. С виду вроде бы мирный инструмент. Тем не менее он находится в экспозиции Гражданской войны. Почему?

— На самом деле, это рабочая часть от траншейного (шанцевого, шанец, шанц — от нем. Schanze, т.е. «окоп, укрепление») инструмента образца 1908 года, стоявшего на вооружении британской, канадской и австралийской армий. Предназначался он для окапывания. К нему прилагалась съемная рукоять. Однако пользоваться им можно было и без нее, держась за узкую мотыжную часть, что позволяло окапываться, в том числе, и лежа.

Нам этот инструмент интересен как свидетельство пребывания на спасской земле подразделений британской армии. Известно, что в 1918 году они высадились во Владивостоке, который был объявлен находящимся под международным контролем держав Антанты. Британцы тогда решили оказать военную поддержку легионерам чехословацкого корпуса и белоказакам атамана Калмыкова, которые вели наступление на отряды хабаровского Дальсовнаркома. Передовая база британского 25-го батальона Миддлсексского пехотного полка размещалась в Спасске. Можно сказать, что это были первые интервенты, которые квартировали в нашем городе. Пребывали, правда, они тут недолго, принимали участие в Уссурийском фронте и, как видите, кое-что здесь оставили.

Еще одним свидетельством пребывания в Спасске британцев является эта мундирная пуговица. Однако с ней однозначного мнения нет. Она могла принадлежать либо британскому, либо русскому солдату, потому что во время Первой мировой войны англичане поставляли в русскую армию обмундирование. В первых поставках они пришивали пуговицы с русским двуглавым орлом, но попадались экземпляры и с британским гербом. Можно предположить, что это либо британская пуговица, либо ее оставил кто-то из колчаковской армии. По этому поводу над «Верховным правителем России» зло иронизировали большевики, распевая такие куплеты: «Мундир английский, погон французский, табак японский, правитель омский…Мундир сносился, погон свалился, табак скурился, правитель смылся».

 

«Джокер» и Рождественское меню

Не так давно на сайте музея появилась интересная информация о «джокере», игральной карте, обнаруженной в январе 2021 года спасским краеведом и поисковиком Иваном Смоленковым под полом расселенного здания дореволюционной постройки на улице Авиационной. Расскажите, почему «джокер» удостоился чести оказаться в данной музейной экспозиции?

— Поначалу эта находка не вызвала у Ивана большого интереса, но тем не менее он показал ее мне. Мы решили выяснить: имеет ли данная картинка отношение к игральным картам и кому она могла принадлежать? Проведя расследование, пришли к выводу, что это действительно игральная карта. В Спасск она попала в 1918 году вместе с одним их военнослужащих Американских экспедиционных сил.

На первоначальном периоде интервенции у американских и русских офицеров были вполне дружеские отношения. Они допускали взаимные визиты для совместного времяпрепровождения. Американцы посещали знакомых русских, живших в гарнизоне на служебных квартирах, русские приходили в гости к американцам. Неофициальные контакты поощрялись американским командованием. Благодаря этому оно было в курсе настроений среди русских союзников, местных и российских новостей.

Во второй половине 1919 года отношения между американцами и русскими значительно охладели. Этому способствовал ряд инцидентов с участием американских военных как в Спасске, так и в других населенных пунктах. Кроме того, «калмыковцы» находились под влиянием своих японских покровителей, а у тех с американцами были сложные отношения. В январе 1920 года, посчитав свои задачи выполненными, подразделения американских интервентов эвакуировались во Владивосток, а утерянный «джокер» остался, чтобы спустя 101 год найтись и своим появлением напомнить нам о событиях тех времен.

Рядом с «джокером» в экспозиции есть еще один любопытный экспонат – фотокопия меню, которое на праздник Рождества 1918 года готовили для роты «G» 31-го пехотного полка армии США, дислоцировавшейся в Спасске. Был там и список приглашенных на праздничный ужин. Меню подписано: «Сибирь, Спасское». Хотите узнать, что там подавали, читайте размещенный рядом перевод.

Хорошо, читаю: «…устричный суп, содовые крекеры, сладкие огурчики, маринованные огурчики, оливки, жареная индейка, гарнир к индейке из шалфея, клюквенный соус, потрошки, жареная свинина, соус из свежих яблок, салат из креветок, картофельное пюре, молочная кукуруза, сахарный горошек, сладкие пирожки с фруктовой смесью, пирожки с начинкой из тыквы, пирожки с персиковой начинкой, кокосовый пирог, шоколадный пирог, хлеб, масло, джем, кофе, какао, яблоки, апельсины, орехи в ассортименте, конфеты, сигары и сигареты…» Интересный подбор продуктов и блюд для военного подразделения, находящегося так далеко от дома!

— Люди, живущие в Штатах и в Австралии, уверяют, что это только звучит как экзотика. На самом деле, всё довольно прозаично… Но не для жителей Дальнего Востока в годы Гражданской войны!

 

Деталь от японской винтовки

— Есть ли в музее экспонаты, свидетельствующие о пребывании в нашем городе японских интервентов?

— Кроме приобретенных на аукционе фотографий, сделанных в Спасске представителями японской армии, других материальных свидетельств присутствия здесь интервентов из Страны Восходящего Солнца сохранилось довольно мало. Есть японский штык-нож и деталь от винтовки «Арисаки». Кстати, японские винтовки от европейских отличались размером и калибром используемых боеприпасов. Если у первых калибр был 6,5 мм, то у вторых — 7, 62. Связано это с тем, что японцы — нация миниатюрная, и стрелять из европейских винтовок им было физически тяжело. Вот они и уменьшили у себя и размер, и калибр. Чем меньше калибр, тем меньше отдача и легче боеприпас. Значит, проще его переносить. В экспозиции есть пули и гильзы от «Арисаки» собранные в патрон.

Музей планировал приобрести японскую медаль «За участие в Сибирской экспедиции» (была такая), но аукционы сейчас для России закрылись. Экспонаты не продаются, да и деньги туда пока не переводятся.

 

Пулемет Максим и элитное оружие партизанского командира

 

Я вижу в экспозиции пулемет. Неужели это знаменитый Максим, один из символов революции и Гражданской войны?!

— Он самый! Но интересен он еще и тем, что когда-то стоял в музее Дома пионеров, благодаря чему его помнит несколько поколений спассчан. Пулемет, конечно, уже сильно восстановленный, не полностью соответствует историческому облику, но он дорог нам своей собственной историей ветерана музейной службы.

Есть в экспозиции еще один интересный экспонат — муляж маузера. Не случайно он висит рядом с портретом командира партизанского отряда А. Борисова. Дело в том, что маузер на вооружении в русской армии не стоял и сюда попадал отнюдь не прямыми путями.

У маузера, как известно, автоматическая подача патронов. В качестве оружия ближнего боя он проявлял себя лучше, чем револьвер или американский кольт. Его возможности огневого подавления очень ценились, например, в Китае. Там маузерами вооружали целые подразделения. Так вот у Андрея Дмитриевича Борисова в качестве личного оружия был именно маузер. По воспоминаниям очевидцев, он очень им дорожил, гордился и никогда с ним не расставался, даже в условиях мирного времени.

В годы Гражданской войны пистолеты вообще были большой редкостью. К примеру, наганы производились в России, и встречались чаще. Кольты сюда попали с американскими интервентами. Заполучить их можно было только, отобрав у американских офицеров. Рядом на фотографии мы видим реальных бойцов партизанского отряда Борисова: Дьяченко, Свириденко и др. Они тут с оружием. Есть револьверы, у одного бойца что-то типа браунинга. Партизаны подчеркнуто демонстрируют факт владения оружием – такая вот своеобразная заявка на геройство.

 

Докажи, что достоин

Тут я вижу еще партизанский билет. Расскажите о нем.

— После Гражданской войны нужно было каким-то образом отметить ее участников. У бойцов Красной армии было что-то свое, а партизан отмечали такими билетами. В билете указывалось, какие льготы им положены. Льгот было достаточно: право на первоочередное получение земли, кредитов, погашение ссуд, обслуживание без очереди в разных организациях и другие. Распространялись льготы, как было написано: « …на лиц, состоявших в отрядах и дружинах Красной Гвардии с 23 февраля 1918 года включительно и участников партизанских отрядов действовавших на внешних и внутренних фронтах в период Гражданской войны».

Прежде чем получить партизанский билет, человек проходил специальную комиссию, которая опрашивала свидетелей: действительно он воевал и где. Свое участие в партизанском движении нужно было подтвердить.

В Спасске тоже была такая комиссия. Ее председателем был все тот же Андрей Борисов. Кандидатуры тщательно проверялись, потому что было много людей, заявлявших, что они воевали в Красной Армии, партизанили, но, когда начинали проверять, выяснялось, что ничего подобного не было. Случалось, спрашивали свидетелей, а они отвечали: «Да, был такой, два дня каши поел и уехал».

Интересно, что льготы, за которые все боролись, в 30-х годах отменили, что вызвало серьезную волну неудовольствия среди бывших участников Гражданской войны. Это были люди в большей части пассионарные, активные, в речах не сдерживались, ругали советскую власть, грозились ее смести, раз она с ними так обошлась. По мнению некоторых историков, это стало причиной последовавших против многих из них репрессий.

 

Глаза разбегаются

Сергей Александрович, как вы сами оцениваете содержание данной музейной экспозиции?

— Когда человек приходит сюда на экскурсию, у него разбегаются глаза. Происходит это потому, что он пытается всё, что видит, вместить в событийную шкалу, которую ему преподавали в школе. Но там все рассказывали поверхностно и упрощенно. А здесь перед ним раскрываются исторические пласты, которые имеют отношение не к чему-то и кому-то отдаленному, а напрямую к его родному городу. Большинство посетителей экспозиции даже не подозревали, что события Гражданской войны, о которых они что-то слышали, проходили не где-то там, а, возможно, даже на улицах, где они живут или в их микрорайоне. Конечно, наш город за прошедшие годы сильно изменился, и человеку бывает трудно соотнести фотоизображения Спасска времен Гражданской войны с тем, что он видит сегодня. Но, на самом деле, это тоже наш город. И мы показываем, что и как здесь было. Конечно, на все вопросы современного зрителя эта экспозиция не отвечает, скорее, их формулирует. И это, я думаю, хорошо.

Беседовала С. Юрчевская.

Фото автора: