Забытые герои Гражданской войны

Братская могила восьмерых партизан

Конечно, есть монументы, известные практически каждому. Например, знаменитая «Родина-мать», установленная в селе Спасском на улице Комсомольской. На пяти мемориальных досках здесь начертаны имена жителей села, павших в годы Великой Отечественной войны, а еще на одной – указаны фамилии 20 односельчан, погибших в Гражданскую.

Возле этого монумента проходят митинги. К его подножию возлагают цветы. Здесь зажигают свечи… Но в том же селе находятся другие военно-мемориальные объекты, про которые мало кто знает.

На сельском кладбище расположен скромный обелиск синего цвета, увенчанный пятиконечной звездой. Здесь, неподалеку от могилы партизанского командира Андрея Борисова, находится братская могила восьмерых бойцов его отряда.

«В 1918 году, после падения в Приморье Советской власти, они ушли в тайгу, где организовали партизанский отряд и принимали участие в боях против белогвардейцев и японских интервентов». Таково официальное описание истории людей, находящихся в братской могиле.

На табличке указаны имена и фамилии:

Яковец Михей А.

Яковец Егор А.

Лысенко Прокоп Ф.

Лысенко Яков Д.

Хоменко Иосиф

Егоров Николай

Лешаков (Москва) Иван П.

Кротов Ванифатий.

Ни возраста, ни даты смерти. Указано, что погибли они в 1918‒1922 годах. Сам обелиск, изготовленный по проекту А. В. Художникова, установлен в октябре 1968 года.

Кем были эти люди? Как погибли? Почему у одного из них, Ивана Лешакова, после фамилии стоит «Москва»? Что это? Вторая фамилия? Партийная кличка?

К счастью, остались архивные документы.

 

Вышли мы все из народа

Действительно, Иван Лешаков носил прозвище Москва, потому что происходил из московских рабочих. Летом 1921 года в возрасте 28 лет он был схвачен в Спасске контрразведкой и приговорен к расстрелу. Когда ночью повели на расстрел, сумел сбежать и добрался до партизанского отряда. В декабре того же года, выполняя задание партизан, был убит в Спасске…

Лысенко Яков в декабре 1921 года был тяжело ранен в селе Белая Церковь. Сейчас этого населенного пункта нет, но раньше он располагался между Кронштадткой и Васильковкой. Раненого партизана перевезли в больницу села Зеньковка (Чкаловское), где он и скончался. После этого тело перевезли в село Спасское и захоронили…

Семнадцатилетний сирота-батрак Иосиф Хоменко вступил в отряд Борисова в 1921 году. Несмотря на молодой возраст, активно участвовал в боевых действиях и специальных операциях. Так, в декабре того же года Иосиф получил задание ликвидировать в Спасске японского шпиона Рубана Захария. Задание было выполнено, но молодого партизана начали преследовать. Его схватили в селе Спасском, где и расстреляли…

В семнадцать лет начал партизанить и Прокоп Лысенко. В 1919 году он оказался в отряде Ярошенко близ Имана (сейчас это Дальнереченск), а в 1920-м перешел в отряд Борисова. Уже через год стал разведчиком и выполнял важные задания командования: ловил контрразведчиков, разоружал таможню… В декабре 1921 года, выполняя очередное задание, был убит предателем на мельнице в Спасске…

Уроженец села Спасского Михей Яковец в 1919 году был мобилизован в колчаковскую армию. Известно, что новобранцы в большинстве своем имели революционный настрой, а потому Михей и его сослуживцы перебили командный состав и подались в партизаны. В январе 1920 года участвовал в освобождении Никольск-Уссурийска от белогвардейцев. До октября 1922 года он был партизаном в Спасском районе, а после окончания войны в Приморье комсомолец Яковец получил направление на работу в милицию. В марте 1923 года, охраняя тюрьму, был убит бандитами, находившимися в заключении…

Меньше известно про Егора Яковца – он погиб 5 апреля 1920 года в возрасте 19 лет в бою с японцами.

 

Чья это улица?

Интересно, что в издании «Памятники истории и культуры Приморского края» имеется расхождение с данными, указанными на табличке братской могилы: в книге написано «А. Егоров», тогда как на могиле значится «Егоров Николай». Где правда?

Из архивных документов известно, что в отряде Борисова был разведчик Анатолий Егоров. В 1920 году в возрасте 16 лет он вступил в комсомол, а с июня 1921 года по ноябрь 1922 года принимал активное участие в боевых действиях в партизанском отряде.

После изгнания белогвардейцев из Приморья по призыву комсомола добровольно работал в органах милиции Спасска. Вел активную работу с нарушителями закона и контрреволюционерами, принимал участие в ликвидации банд Голумбиевского и Хекало. Погиб в 1923 году под Кронштадткой во время ликвидации банды Хекало. Скорее всего, в братской могиле похоронен именно он, Анатолий…

Что касается Кротова Ванифатия, то о нем, увы, практически ничего не известно… Может, читатели нашего еженедельника что-нибудь знают об этом партизане?

Примечательно, что в октябре 1967 года, то есть за год до установки обелиска на братской могиле, состоялось заседание бюро секции ветеранов Гражданской войны при Спасском райисполкоме. На нем обсуждался вопрос о переименовании ряда улиц села Спасского – в честь 50-летия Октябрьской революции и для увековечивания заслуг партизан отряда Борисова.

В частности, улице Совхозной предлагалось дать имя братьев Яковец, а улицу Хасанскую переименовать в улицу Прокопа Лысенко. Улица Владимирская должна была носить имя Москвы ‒ Ивана Лешакова. Но это решение по неизвестной причине так и не было воплощено в жизнь.

 

Два доноса

Там же, на кладбище села Спасского, находится могила Лаврентия Денисовича Кононца. Он родился в 1879 году, но где именно – сказать трудно. Известно, что жил он в селе Чкаловском, которое было основано спустя 13 лет после его рождения. Возможно, Лаврентий Денисович был из семьи переселенцев и приехал в Приморье с родителями.

В 1904 году в возрасте 25 лет он, простой крестьянин, сойдясь во взглядах с учителем местной школы Топорковым, организовал в селе школу для крестьян, где кроме грамматики и арифметики тайно читалась запрещенная литература. Нелегальный кружок просуществовал до 1912 года и был закрыт по доносу местного священника. Удивительно, но этот донос не отразился негативно на судьбе Лаврентия. Он был даже избран председателем сельского общества.

В 1914 году Лаврентий Кононец был призван в армию. В 1917 году, после свержения царского самодержавия, он был избран делегатом на съезд рабочих, крестьян и солдатских депутатов.

Вернувшись в село, он принимает активное участие в политическом кружке, организованном местными учителями. Вместе с этим Лаврентий Денисович ведет работу по организации партизанского отряда.

В 1919 году очередной донос местного священника – и в этот раз с серьезными последствиями. В дом Кононца нагрянули калмыковцы. Скорее всего, речь идет о казаках Уссурийского казачьего войска, атаманом которого был генерал-майор Иван Калмыков.

О жестокости калмыковцев ходили легенды, а генерал Уильям Грейвс, командовавший американскими экспедиционными силами на Дальнем Востоке, характеризовал Калмыкова не иначе, как «разбойника, убийцу, головореза и самого большого негодяя».

Справедливости ради следует признать, что сами интервенты вели себя не лучше: в различных СМИ часто фигурируют дневниковые записи некоего американского полковника Морроу, который сетовал, что его солдаты «не могли уснуть, не убив кого-нибудь в этот день»…

В доме Лаврентия Кононца казаки нашли патроны, подготовленные для передачи партизанам, мандат делегата съезда и запрещенную литературу. По приговору военно-полевого суда Лаврентий Кононец был расстрелян в Спасске.

На его могиле написано: «Участник 2-х революций, верный сын русского народа. Расстрелян бандой Калмыкова 13.04.1919 г. Память о нем будет вечно жить в сердцах Советского народа». Обелиск, как сказано на табличке, был установлен от девятерых детей и двух сестер. Правда, его состояние сейчас весьма удручающее.

 

Рабочий, делегат, комиссар

Переместимся на северо-восток Спасского района. Здесь, в 58 километрах от Спасска-Дальнего, находится село Никитовка, в котором сейчас проживает едва ли десяток человек.

Тут давно уже нет ни одного учреждения. В Никитовке давно уже закрылся магазин. А ведь когда-то в селе была школа, и рядом с ней захоронили Владимира Григорьевича Неделько, члена КПСС, подпольного работника Владивостокской партийной организации.

Почему же его могила находится в Никитовке?

Житель Владивостока, он трудился рабочим на мукомольной мельнице. В 1920 году, когда Владимиру Неделько было 22 года, рабочие мельницы избрали его делегатом в народное собрание Дальневосточной республики. Он выехал в Читу и с тех пор служил в Народно-революционной армии ДВР в должности партийно-политического работника.

Во второй половине 1921 года он занимал должность комиссара батальона по охране железнодорожного моста станции Уссури (сейчас – территория города Лесозаводска). 30 ноября белогвардейцы перешли в наступление и захватили мост. Как сказано в советских официальных документах, «батальон дрался до последнего патрона, смертью храбрых пали борцы за революцию, оставшаяся группа 24 человека солдат во главе с комиссаром тов. Неделько перешла в рукопашный бой и была схвачена в плен белогвардейцами и брошена в белогвардейскую тюрьму в гор. Спасске».

Несколько иначе описывает эти события поручик Б. Филимонов, который в 30-х годах издал в Шанхае книгу «Белоповстанцы. Хабаровский поход зимы 1921‒22 годов». По его словам, красные сражались хорошо, но не выдержали натиска и, побежав, «бросали винтовки, скидывали шинели и под шашечными ударами падали». Порядка 30 красногвардейцев погибли, около 70 были взяты плен и направлены во Владивосток. Нескольким защитникам моста удалось скрыться на китайской территории.

Автор книги описал и потери среди наступавших белогвардейцев: 9 человек ранены, ни одного убитого.

 

11 штыковых ран

Что же происходило дальше? По версии исторической комиссии бюро секции ветеранов Гражданской войны, попав в плен и оказавшись в Спасске, бойцы НРА подверглись пыткам. Белогвардейцы пытались узнать, кто является комиссаром, но ни один пленный не выдал товарища Неделько. Убедившись, что пытками ничего добиться нельзя, белые решили всех расстрелять.

Морозной декабрьской ночью пленных повели к оврагу в районе бойни – там сейчас находится монумент «Овраг смерти». То ли экономя патроны, то ли не желая привлекать внимание к казни, белогвардейцы решили использовать штыки: «Жертву подводили к оврагу, ставили спиной к палачам, которые по команде офицера, вонзив в человеческое тело штыки, подымали на штыках и бросали в овраг. Так на глазах комиссара тов. Неделько умирали за власть Советов 23 солдата НРА».

Сам Владимир Неделько тоже прошел через эту казнь. Скинув последнее тело в овраг, белогвардейцы нанесли еще несколько ударов штыками каждому, а потом засыпали погибших снегом и ушли.

Но комиссар не погиб. Очнувшись, он смог выбраться из-под снега. По свету далеких электрических лампочек понял, где находится занятый белыми Спасск, и пошел в другую сторону – туда, где чернела полоса леса, и где, как ему показалось, была деревня.

Шел по снегу всю ночь, и к утру, пройдя 15 километров, он добрался до Буссевки. Постучал в первую избу.

На стук вышла женщина средних лет, но, увидев окровавленного человека, она закричала и захлопнула дверь. Из второй избы вышел старик. Испугавшись гостя, он тем не менее впустил его в дом, оказал первую помощь, а днем отвез в Константиновку, сдав бойцам партизанского отряда товарища Борисова.

Так комиссар оказался в лазарете на партизанской базе. На теле Владимира Неделько насчитали 11 штыковых ран! Остается только удивляться тому, что он не погиб в Овраге смерти или не истек кровью по дороге в Буссевку.

Впрочем, полностью излечиться он не успел: через несколько дней на партизанскую базу напал карательный отряд, бойцы которого уничтожили всех партизан, не пожалев и тех, кто находился в лазарете… Подоспевшие на помощь партизаны обнаружили лишь бездыханных товарищей. Тело комиссара Неделько было перенесено в село Никитовка и с воинскими почестями похоронено возле школы…

В 1958 году на могиле был установлен обелиск с мемориальной доской: «Здесь похоронен герой гражданской войны В. Г. Неделько, убит белогвардейцами 18 декабря 1921 г. на партизанской базе в тайге в 15 км. от с. Никитовка».

Пока в селе существовала школа, за памятником следили. Но сейчас могила комиссара выглядит далеко не лучшим образом: нет ни забора, ни мемориальной таблички, да и сам обелиск разрушается. Правда, на днях там побывали волонтеры культуры Спасского района, которые навели порядок на могиле. Возможно, здесь будут проведены реставрационные работы. А может быть, прах «бессмертного комиссара» будет перезахоронен в братской могиле, расположенной в районе Дома офицеров, там, где находятся тела других бойцов Народно-революционной армии.

 

Автор выражает благодарность Сергею Иващуку, Сергею Мынкину и Ивану Смоленкову за помощь в подготовке материала.

Подготовлено в рамках проекта «…и на Тихом океане свой закончили поход»

Фото: Участники партизанского движения в Приморье Степан Сологуб, Михей Яковец, В. Сапунов

Фото: Могила Л. Кононец. Фото С. Иващук

Фото: Могила Л. Кононец. Фото С. Иващук (2)

Фото: Могила В. Неделько. Современное состояние. Фото В. Голубцов

Фото: Могила В. Неделько. Современное состояние. Фото В. Голубцов (2) Фото: Мемориальная табличка на могиле партизан. Фото С. Иващук