Есть улицы центральные, высокие и важные…

Спасск-Дальний не зря называют легендарным городом – он весь пропитан историей Гражданской войны. В его названиях увековечены имена героев и событий той поры: здесь есть микрорайоны Блюхера, Лазо и Партизанский, здесь есть улицы Андреевская, Дербенева, Покуса, Сологуба, Чапаевская, Штурмовая, Щорса… Имена одних знакомы всем. Имена других ничего не говорят современным горожанам… Так кем же они были – люди, чьи фамилии отражены в топонимике Спасска-Дальнего?

 

Дворянин-большевик

            Удивительно, но факт: о гибели Сергея Лазо знают многие, а вот о его биографии слышали единицы. Между тем, она весьма занимательна и, как это часто бывает, окутана легендами.

            Когда говорят о большевиках, то, как правило, подразумевают образ то ли крестьянина, то ли рабочего, уставшего батрачить на хозяина и решившего взять власть в свои руки. Но в случае с Лазо все было несколько иначе.

            Сергей Георгиевич родился в семье дворянина молдавского происхождения. Окончив в Кишиневе гимназию, в 1912 году он поступил в Петербургский технологический институт, но через два года поступил на физико-математический факультет МГУ. Одновременно он учился и на историко-философском отделении народного университета Шанявского.

            Быть бы Сергею Лазо ученым, но тут случилась Первая мировая война. В мае 1916 года студен Лазо был призван в армию и направлен на учебу в Алексеевское пехотное училище, находившееся в Москве. Пройдя ускоренный курс, он был произведен в прапорщики и в конце того же 1916 года направлен в Красноярск в Сибирский стрелковый запасной полк.

            Там он сблизился с политическими ссыльными, проникся их идеями и стал вести среди солдат пропаганду против войны. В 1917 году он вступил в партию социалистов-революционеров. В том же году, сойдясь с большевиками, захватил власть в Красноярске. Стоя на страже завоеваний революции в Сибири, подавил сопротивление юнкеров в Омске, восстание казаков, офицеров и студентов в Иркутске, став там военным комендантом. Уничтожил группу монархистов в Тобольске, подавил антисоветское выступление в Тобольске.

            Он активно занимался политической работой. В июне 1917 года 23-летний Лазо был избран делегатом на первый Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов. Приехав в Петроград, он стал свидетелем знаменитого выступления Ленина, произнесшего фразу: «Есть такая партия!» Радикальные взгляды вождя большевиков произвели на Сергея неизгладимые впечатления, и в 1918 году он вступает в ряды РКП (б).

            С февраля 1918 года Сергей Лазо командовал Забайкальским фронтом, выступая против казаков, возглавляемых есаулом Семеновым. Осенью 1918 года, после падения власти большевиков в Сибири, ушел в подполье и занялся организацией партизанского движения, направленного против Верховного правителя России адмирала А. В. Колчака.

            К лету 1919 года объединил под своим началом повстанческие группы от Забайкалья до Тихого океана. Эти партизанские отряды сеяли хаос, разрушая железные дороги и обстреливая поезда. Но недаром говорят: «Лес рубят – щепки летят»: есть немало свидетельств того, что от действий партизан страдало и местное население…

            С декабря 1919 года Сергей Лазо— начальник Военно-революционного штаба по подготовке восстания в Приморье. Он был одним из организаторов восстания во Владивостоке 31 января 1920 года, в результате которого была свергнута власть наместника адмирала Колчака в Приморье — главного начальника Приамурского края генерал-лейтенанта С. Н. Розанова и сформировано «Временное правительство Дальнего Востока», подконтрольное большевикам.

            Известно, что успех этого восстания во многом зависел от позиции офицеров школы прапорщиков на Русском острове. Лазо прибыл к ним от имени руководства восставших и обратился с пламенной речью.

            «За кого вы, русские люди, молодежь русская? – говорил он. – Вот я к вам пришел один, невооруженный, вы можете взять меня заложником, убить можете… Этот чудесный русский город – последний на вашей дороге! Вам некуда отступать: дальше чужая страна, чужая земля и солнце чужое. Мы русскую душу не продавали по заграничным кабакам, мы ее не меняли на золото заграничное и пушки. Мы не наемными, мы собственными руками защищаем нашу землю, мы грудью нашей, мы нашей жизнью будем бороться за родину против иноземного нашествия!»

            Эта речь произвела впечатление…

            В марте 1920 года Лазо был назначен заместителем председателя Военного совета Временного правительства Дальнего Востока. А потом произошел «Николаевский инцидент», во время которого вся японская колония Николаевска-на-Амуре была истреблена населением города и партизанами.

            До того момента японские интервенты в Приморье сохраняли некое подобие нейтралитета, но резня в Николаевске привела к тому, что в ночь на 5 апреля 1920 года японцы арестовали почти всех большевистских лидеров и командиров партизан. Сергея Лазо взяли в здании бывшей колчаковской контрразведки на Полтавской, 6 (сейчас это улица Лазо). Есть сведения, что он знал о предстоящих арестах, но пришел в здание, чтобы успеть уничтожить важные документы…

            Больше месяца его держали под арестом, но в конце мая Лазо был вывезены из Владивостока и передан казакам. Вместе с Сергеем белогвардейцам передали и двух его товарищей: Алексея Луцкого и Всеволода Сибирцева. Всеволод, кстати, был двоюродным братом писателя Александра Фадеева.

            Что произошло дальше? Сейчас трудно сказать наверняка. По официальной версии Сергея Лазо живьем сожгли в паровозной топке, а двух его товарищей сначала застрелили, а потом тоже сожгли. Однако существуют свидетельства некоего безымянного машиниста, который видел, как на станции Уссури (близ нынешнего Дальнереченска) японцы передали казакам три мешка, в которых находились люди. Казаки пытались затолкать их в топку паровоза, но пленные сопротивлялись, и тогда их сначала расстреляли, а потом уже сожгли.

            При этом еще в апреле японская газета Japan Chronicle сообщила, что Сергей Лазо был расстрелян во Владивостоке. Позже один из краеведов будто бы разыскал документы, в которых говорилось, что на Эгершельде был расстрелян некий «прапорщик Козленко», а известно, что именно такие документы были на руках у Лазо.

            Есть информация, что в 1945 году в Китае органами СМЕРШ был арестован бывший казак, который находился в оцеплении на Эгершельде во время массовых расстрелов большевиков, схваченных в ночь на 5 апреля 1920 года. По словам задержанного, среди казненных был и прапорщик Козленко, в котором он узнал Лазо.

            Сейчас версия сожжения Сергея Лазо рассматривается всего лишь как легенда: по мнению исследователей, отверстие паровозной топки слишком мало, чтобы туда легко можно было засунуть живого человека.

            Как бы то ни было, в 1972 году в Уссурийске состоялось открытие монумента – локомотива Ел-629, в паровозной топке которого и были якобы сожжены три революционера. Сообщалось, что данный паровоз был построен в 1917 году в США, а в России он работал на Уссурийской и Китайско-Восточной железных дорогах. Правда, специалисты утверждают, что это паровоз серии Еа, который поставлялся по ленд-лизу в годы Великой Отечественной войны.

            Что интересно, официально местом гибели Сергея Лазо считается не станция Уссури, а станция Муравьев-Амурский – сейчас это поселок Лазо в Дальнереченском городско округе, где, само собой, есть улица, названная в честь легендарного большевика.

            Есть такая улица и в нашем городе – она находится в микрорайоне Партизанский (ЦРМ). Более того, именем легендарного революционера назван один из микрорайонов города.

 

Из учителей – в партизаны

            В микрорайоне имени Сергея Лазо есть улица, которая тоже отсылает нас к временам Гражданской войны. Она носит имя Ивана Деребенева.

            Лично я знаю людей, которые убеждены, что улица Дербенева названа в честь известного поэта-песенника, написавшего такие шлягеры советских лет, как «Лучший город Земли», «Куда уходит детство» и «Не волнуйтесь, тетя». Но это, конечно же, не так – достаточно пройти в начало улицы, где установлен памятник Ивану Александровичу Дербеневу.

            Как следует из мемориальной таблички, Иван родился в 1902 году. Некоторые исследователи считают, что это не совсем верно: так, из печатных источников известно, что он пошел в школу в возрасте 11 лет, и окончил второй класс с похвальной грамотой в 1913 году, после чего учитель повез детей-отличников из бедноты в Хабаровск – на промышленно-сельскохозяйственную выставку.

            Получается, что родился он в 1900 году. Да и место рождения не совсем понятно: то ли село Хвалынка, то ли село Бельцово Зеньковской волости (Зеньковка – старое название села Чкаловского).

            Но достоверно известно, что родился он в семье запасного унтер-офицера Александра Дербенева. После окончания школы Иван уехал во Владивосток, где трудился в почтово-телеграфной конторе, доставляя телеграммы. Через год вернулся и поступил в учительскую семинарию, только что открывшуюся в селе Спасском.

            В 1917 году, после трех лет обучения, Иван, как сейчас говорят, стал молодым специалистом. Но в стране произошла революция, отразившаяся на мировоззрении учителя.

            Когда началась Гражданская война, Иван Дербенев вступил в подпольную организацию Спасска-Приморского, боровшуюся за советскую власть. По заданию организации Иван создал среди учеников семинарии «Союз крестьянской молодежи», истинная работа которого была подпольной: молодые люди содействовали партизанскому движению в борьбе против интервентов и белогвардейцев.

            Члены «Союза» изучали сведения о передвижении войск, собирали деньги, продовольствие и медикаменты для партизан, распространяли печатные листовки. Считается, что именно эта группа стала костяком первой комсомольской организации Спасска. При этом нигде нет упоминания, что сам Иван Дербенев был комсомольцем.

            В январе 1920 года партизаны заняли Спасский гарнизон. Иван был назначен комиссаром бронепоезда станции Евгеньевка. В марте того же года он вступил в РКП (б).

            В ночь на 5 апреля 1920 года японцы начали тотальную зачистку Приморья от большевиков. Части Народной революционной армии были вынуждены отступить. Рискуя жизнью, Иван выполнил задание Военного Совета Приморья – доставил для эвакуированных частей 50 миллионов рублей. Несколько месяцев он выполнял обязанности казначея штаба.

            Вернувшись, он поступил учителем в церковно-приходскую школу в Вишневке, но продолжил подпольную работу. В мае 1921 года штаб партизанских сил издал приказ, согласно которому все активисты должны были уйти в партизанские отряды, так как их жизнь подвергалась реальной опасности. Иван Дербенев попал в отряд Семена Пищелки и стал помощником командира. Отряд базировался в районе Евсеевки и в течение лета провел несколько успешных операций.

            28 августа 1921 года Иван Дербенев и разведчик Гриша Лазаренко прибыли в качестве парламентеров на встречу с белоказаками в район поселка цементного завода. Предполагалось, что речь пойдет о переходе казаков на сторону партизан, однако, прибыв на место, парламентеры поняли, что их ждет засада. Иван пытался скрыться, но его застрелили. Григория поймали и подвергли пыткам, от которых он скончался.

            Тела партизан казаки не выдали. Лишь после освобождения Спасска удалось найти место, где похоронены Иван и Григорий. В ноябре 1922 года было принято решение о перезахоронении их останков в братской могиле погибших при штурме Спасска. Эта могила сейчас находится возле стадиона Дома офицеров.

            Спустя несколько десятилетий имя Ивана Дербенева вновь зазвучало: комсомольцы цементного завода собрали деньги и решили построить памятник земляку, стоявшему у истоков комсомольского движения. Обелиск на предполагаемом месте гибели партизана был открыт 6 мая 1968 года. В ноябре того же года бюст Ивана Дербенева появился и в селе Спасском – возле школы № 2.

            В 1972 году улица Центральная была переименована в улицу Дербенева.

            Позже в микрорайоне цементников на месте обелиска появился памятник, отлитый из бронзы. Расходы по изготовлению и возведению монумента взяло на себя ПО «Спасскцемент». Торжественное открытие памятника состоялось в августе 1987 года в канун Дня строителя.

            Не был забыт и Григорий Лазаренко – его именем названа улица в заречной части города.

 

Красный комдив

            Про «штурмовые ночи Спасска» написано немало. Были среди авторов этих трудов и белогвардейские офицеры, и красные командиры. Один из них – Яков Захарович Покус, который написал книгу «Штурм Волочаевки и Спасска».

            …Он родился в 1894 году в селе Сомовка Полтавской губернии. В 1913 году окончил учительскую семинарию и начал работать учителем. Возможно, потом он поступил бы в университет и сделал педагогическую карьеру. Но началась война…

            В 1914 году Яков Покус был мобилизован. Служил в Москве рядовым 3-го гренадерского Перновского полка. В 1915 году после окончания учебной команды произведен в унтер-офицеры. Затем был направлен в Виленское военное училище и после окончания ускоренного курса получил звание прапорщика.

            Служил в Томске в стрелковом запасном полку, дослужился до командира роты. В этой должности и попал на фронт. В боях был ранен, за боевые отличия произведен в подпоручики.

            В начале 1917 года Яков Покус направлен в Ораниенбаум на курсы командиров пулеметных команд при Офицерской стрелковой школе. С марта 1917 года он был младшим офицером 1-го запасного пулеметного полка. В составе полка в июле 1917 года принял участие в революционном выступлении против Временного Правительства. За участие в антиправительственном выступлении Офицерская стрелковая школа и 1-й запасной пулеметный полк были расформированы.

            Яков Покус в составе 50-й отдельной конно-пулеметной роты вновь отправлен на фронт. Участвовал в боях в Карпатах до ноября 1917 года. В конце 1917 года демобилизован.

            Вернулся на родину, учительствовал, был секретарем революционного комитета в родном селе. Весной 1918 года Украину оккупировали Германия и Австро-Венгрия. Яков Покус был арестован гетманскими властями, но бежал.

            Он скитался по лесам, примкнул к повстанческому отряду батьки Махно, но вскоре понял, что с батькой ему не по пути. Яков Покус создал свой отряд, поднял восстание против немцев и гетмана Скоропадского, вместе с махновцами влился в состав Харьковской группы войск Красной армии.

            В 1919 году Покус воевал в Башкирии, командовал кавалерийской бригадой. Получил очередное тяжелое ранение. Выздоровев, командовал полком пехоты, воюя с деникинцами, позже — с поляками.

            С ноября 1921 года он служил на руководящей должности в штабе НРА ДВР в Чите. В феврале 1922 года руководил штурмом Волочаевских позиций, в октябре того же года – штурмом Спасска, и, тем самым, внес заметный вклад в разгром белой Дальневосточной армии в Приморье. За эти операции он был дважды награжден орденами Красного Знамени.

            В 1938 году в Воениздате вышла книга Якова Покуса, и в том же году заместитель командующего Особой Краснознаменной Дальневосточной армии Покус был арестован. Через два года его освободили, и он успел даже послужить комиссаром стрелкового корпуса в Чите, но через 8 месяцев машина репрессий вновь проехала по нему – Покуса арестовали по обвинению в военном заговоре и приговорили к 10 годам заключения.

            Яков Захарович Покус умер в сентябре 1945 года, находясь в заключении в Коми АССР. Реабилитирован в 1956 году.

            В 1977 году улица Авиаторская в Спасске-Дальнем была переименована в улицу Покуса. Его имя также носит одна из улиц Хабаровска.

            Евгений Якимов.

 

Фото №1. Комдив Я.З. Покус

Фото №2. Паровоз Ел-629, установленный в 1972 году в Уссурийске. Фото Зимин В. Г.Фото №3. Сергей Лазо в 1912 году

Фото №4. Член подпольного Дальневосточного областного комитета РКП (б) Сергей Лазо